Внешняя политика в отношении соседей Узбекистана строилась на негибкой и упертой личности Каримова, - А.Таксанов, узбекский эксперт
среда, 2 ноября 2016 г. 14:04:05
Исполняющий обязанности президента Узбекистана Шавкат Мирзиёев не хочет пояса нестабильности вокруг себя, он понимает опасность недружеских отношений с соседями, что ведет к собственным экономическим и политическим проблемам, угрозе вторжения радикальных сил, и поэтому приступил к более рациональным шагам. Об этом в комментарии CA-News рассказал узбекский эксперт, экономист и журналист Алишер Таксанов, проживающий в Швейцарии.
 
«Потепление» - это прагматизм и иная политика с соседями
 
То, что узбекские и кыргызские эксперты в течение октября текущего года согласовали позиции почти по 50 спорным территориальным участкам, которые ранее находились фактически в состоянии «заморозки», свидетельствует об активизации двустороннего сотрудничества и поиска взаимовыгодных и взаимоприемлемых условий межгосударственных отношений, считает эксперт.
 
Это также подтверждение того, что внешняя политика фактически строилась на личностном подходе и оценке событий прежним президентом Исламом Каримовым, являвшийся весьма негибким и упертым политиком, а это весьма критично при строительстве много- и двусторонних отношениях. Фактически, именно он являлся реальным барьером в развитии торговых, экономических, политических и культурных связей Ташкента с соседями, и введение визового барьера с Таджикистаном и Кыргызстаном в начале 2000-х годов — это яркий пример того, как не умел узбекский президент строить нормальные контакты с окружающим миром. Я уже не говорю о минировании границ, что привело к гибели и ранениям сотни человек, но при этом не пострадал ни один преступник или террорист, которые изыскивают совсем иные пути проникновения в Узбекистан, например, через использование коррупционных связей, подкупы, подключение мафиозных структур и так далее, - отмечает узбекский политолог.
 
По мнению Таксанова, иначе говоря, Ислам Каримов, находящийся в эйфории от реализации собственных пяти принципов реформирования страны и внедрения так называемой «узбекской модели», считал себя наиболее продвинутым политиком Центральной Азии, а Узбекистан — региональным «тигром», и на основании этого диктовал условия соседям, ставил их вслед за собой, как менее значимых элементов в его геополитической игре.
 
Все его интеграционные проекты — это попытка навязать свое лидерство, которое не имело успеха из-за слабой политической позиции и нестабильной экономики, постоянных изменений правил и невыполнения собственных обещаний и обязательств. И поскольку у Ташкента не было сил доказать свое величие и значимость, то Ислам Каримов использовал рычаги давления, что еще раз свидетельствовало у него умение управлять только административными и силовыми методами. Естественно, это вело к отторжению и все большему удалению соседей от Узбекистана. Поэтому все интеграционные проекты, которые возникали с начала 1990-х годов, фактически оставались на бумаге, а позже вообще «вымерли» из политической риторики. Не упоминают сейчас ни Единое экономическое пространство (ЕЭС ЦА), ни Организацию Центрально-Азиатского сотрудничества (ОЦАС), ни возникавшие на их платформе различные подинтеграционные структуры и планы. Исчезло в небытье также идея создания Центрально-Азиатского миротворческого батальона под флагом «голубых касок» ООН, ни Банка Центрально-Азиатского сотрудничества и развития.
 
Как отмечает эксперт, два последних месяца стали лакмусовой бумажкой, которая показала понимание нового лидера в разрешении старых и уже зачерствевших проблем. И.о. президента Шавкат Мирзиёев, конечно, осознает, что невозможно снять напряженность, если не начать поиск решений, не идти на компромиссы и не поддерживать контакты на всех уровнях, начиная от государственных структур, заканчивая бизнесом и персональными/семейными группами. И поэтому «потепление» - это прагматизм и реализация совершенно иной политики с соседями.
 
Предполагаю, что Ш.Мирзиёев не хочет пояса нестабильности вокруг себя, он понимает опасность недружеских отношений с соседями, что ведет к собственным экономическим и политическим проблемам, угрозе вторжения радикальных сил, и поэтому приступил к более рациональным шагам. Это и укрепление межрегионального сотрудничества между Узбекистаном и Таджикистаном, Узбекистаном и Кыргызстаном — это видно по встречам министров иностранных дел Абдулазиза Камилова и Эрлана Абдылдаева 19 октября, а также по ранее происшедшему визиту киргизской делегации во главе с первым вице-премьером Мухамметкалыем Абулгазиевым Андижанской области. 27 октября заместитель Премьер-министра Республики Узбекистан Адхам Икрамов совершил поездку в Ошскую область, а 26 октября, состоялся телефонный разговор президента Кыргызской Республики Алмазбека Атамбаева с врио президента Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым, на котором обсуждались насущные вопросы.
 
Возможно, в течение года можно ожидать облегчение визитов граждан, снятие барьеров для приграничной торговли, создание совместных предприятий, доступа бизнеса к ресурсам, расширение проектов в социальной и культурной сферах, туризме, открытия транспортного сообщения на основе новых коммуникаций, считает политолог. И, самое главное, разрешение самой наболевшей проблемы — водных ресурсов. Эксперты найдут взаимоприемлемые механизмы, главное, чтобы политики не втискивали сюда личные притязания и амбиции, были государственными мужами, оценивающие, что во благо народов и стран, а не услащающие собственное эго.
 
По-моему, было бы удачным здесь кооперация по управлению водных потоков, например, через создание Акционерного общества с долей Узбекистана и Кыргызстана, и тогда узбекская сторона также приняла бы участие в строительстве плотин и гидросооружений на территории Кыргызстана и Таджикистана, понимая, что ее интерес будет сохраняться и поддерживаться соседями-партнерами. Именно так строятся дружеские отношения, именно так формируют благоприятную среду для сосуществования народов и государств. И если Шавкат Мирзиёев видит далеко, то просто обязан начать первым действия по нормализации отношений с соседями. Мы — соседи, а товарооборот между нами весьма незначительный.
 
Согласно статданным, в 2010 году году узбекский экспорт составлял $105,2 млн., в 2011 году уменьшился до $84,2 млн., в 2012 году снизился еще больше - до $51,3 млн., а импорт, соответственно, $42,4, $45,7 млн. и $54,2 млн., то есть увеличивался, но не столь значительно.
 
Превращение врага в друга
 
Сложившиеся за четверть века отношения Узбекистана и Таджикистана трудно назвать теплыми и приемлемыми, считает Таксанов. Ислам Каримов косо смотрел на соседа, хотя официально заявлял, что «узбеки и таджики — это один народ, говорящий на разных языках». Лицемерие политика заключалось в том, что он делал все, чтобы поставить Таджикистан на колени. Это и закрытие в 1992 году воздушного сообщения, и попытки его реанимировать, предпринимавшие несколько раз в 2000-х, имели нулевой результат — узбекский лидер не желал этого. Это и установление визового режима под предлогом борьбы с экстремизмом, хотя такие шаги мало эффективны в противодействии терроризма, это и минирование границ, это и усложнение транзита таджикских грузов по железной дороге, это и ужесточение экономического сотрудничества, а также замораживание благоприятной среды для развития припограничной зоны, где торговля, ремесла, семейные связи были залогом для стабильного сосуществования и процветания. В итоге политика Ислама Каримова привела к тому, что этническим узбекам было не столь уютно в Таджикистане, а таджикам — в Узбекистане.
 
Водно-энергетические стычки могли переросли в реальную горячую войну, и опасность этого, я полагаю, осознает врио президента, уточняет эксперт. И не потому что в его роду есть таджикские корни, а потому что прагматичный политик просто обязан устранить все угрозы собственному государству. И превращение врага в друга — это и есть первостепенная задача нового узбекского руководства.
 
Наиболее быстро решаемыми задачами в этом направлении должны быть:
 
1. Завершение демаркации и делимитации границ, разминирование и укрепление тесного сотрудничества между силовыми ведомствами двух стран в противодействии терроризма и экстремизма.
 
2. Отмена визового режима и облегчение процедуры передвижения граждан двух стран по территории Узбекистана и Таджикистана.
 
3. Создание зоны благоприятствования на приграничных территориях, под которым понимается упрощение таможенных проверок, расширение ассортимента экспорта-импорта, свободный обмен валюты, переток капитала, рабочей силы, активов.
 
4. Разрешение проблем железнодорожного транзита и установление льготных тарифов.
 
5. Открытие воздушного сообщения между государствами.
 
6. Урегулировать водно-энергетические проблемы путем поиска компромиссов и принятия взаимовыгодных проектов. То есть соучастие Ташкента в строительстве гидротехнических сооружений на территории Таджикистана и совместное управление водным потоком.
 
Все остальные задачи, по мнению Таксанова, станут достижимыми при принятии вышеуказанных аспектов в качестве ведущих в двусторонних отношениях. Дальше, конечно, возможно признание узбекского и таджикского в качестве второго или регионального языков на территории этих стран, что снимет острую напряженность между нациями.
 
Если говорить об экономических связях, то они, увы, далеко не использованы на полную мощь, есть огромное пространство для сотрудничества, отмечает эксперт. Доля Таджикистана в товарообороте Узбекистана всего лишь 0,5%. В 2009 году товарооборот составлял $170,3 млн., в 2011 году -$127,6 млн., в 2012 году – $139,4 млн., в 2013 году - $151,7 млн., а за 8 месяцев 2014 года – всего $2,1 млн., что подтверждает нестабильные отношения между странами. Хотя еще в 2000 году во время официального визита И.Каримова в Душанбе, когда подписывался Договор о вечной дружбе, рассчитывали до конца десятилетия довести объем товарооборота до $500 млн. При этом в Узбекистане действуют 17 предприятий с участием таджикского капитала, из которых 15 совместных предприятий и 2 предприятия со 100% иностранным капиталом; на территории Таджикистана создано 8 предприятий с участием резидентов Узбекистана.
 
Четверть века сформировали рабскую психологию
 
За четверть века в Узбекистане накопилось столько проблем социально-экономического и политического характера, что разрешить их в одно мгновение просто невозможно, если даже у руля государства вдруг станет сильный, прагматичный, эффективный менеджер с гибким подходом и качественной оценкой реальности. Ислам Каримов лепил так называемое «Великое будущее», которое превратилась в застывшую модель позднего социализма, точнее наихудшего формата олигархическо-кланового капитализма с феодальными устоями и административным ресурсом влияния. Это привело к созданию избытка на рынке труда и появлению такого фактора как гастарбайтерство, миграции населения как внутри республики, так и за ее пределы, измеряемое в миллионы человек. Это обеспечило зависимость бюджета от банковских трансферов из-за рубежа — более 15% ВВП. Это также бегство капиталов в $3-4 млрд. в год, уход экономики в «тень», коррумпированности аппарата управления, криминализации всех секторов социального и экономического воспроизводства. Это также репрессии в отношении инакомыслия, появлении монополии на политику и власть, цензура СМИ и блокирование Интернета, преследовании неправительственных организаций, религиозных деятелей, правозащитников, то есть подавление гражданского сообщества.
 
Четверть века сформировали рабскую психологию и извращенное, гипертрофированное восприятие окружающего мира. И изменить это сразу невозможно, считает автор. Конечно, большие ожидания у зарубежной оппозиции, политически продвинутой части населения в самом Узбекистане на деятельность врио президента Шавката Мирзиёева, и он вроде бы стал оправдывать их надежды. Он начал делать то, что никогда бы не стал под «креслом» Ислама Каримова. Одними из первых шагов стали изменение внешнеполитического курса — началось сближение с соседями. Изменения произошли и в рамках городской жизни Ташкента, Самарканда, Джизака и других городов, в частности, в столице были реанимированы планы проводки путей метрополитена, в частности, Юнус-Абадской и Сергелийской веток, восстановлены ранее закрытые автотрассы, проводится политика упрощения деятельности бизнеса, повышены надбавки для медицинских работников. Например, Узстандарт объявил об отмене 1353 обязательных ранее документов. Свободные экономические зоны «Навои», «Ангрен» и «Джизак» получили дополнительные возможности для развития и расширения производства. Урегулированы розничные цены на бензин. В планах у Шавката Мирзиёева создать министерство жилищно-коммунального хозяйства, чтобы унифицировать и отрегулировать эту сферу экономику. Ташкент и Самарканд обретут трамвайное сообщение. Министерство труда развернуло программу занятости в рамках новых веяний, в которой, например, предусмотрено обеспечить занятость 390 тыс. человек на постоянных рабочих местах, 200 тыс. человек — на сезонных и временных работах и 309 тыс. человек — в личных подсобных и дехканских хозяйствах, ремесленничестве и семейном предпринимательстве. Открылась виртуальная приемная врио президента, куда каждый может обратиться с жалобой или предложением. В Узбекистане принята программа по строительству доступных жилых домов по обновленным типовым проектам в сельской местности на 2017−2021 годы; уголовное наказание в виде ареста упразднятся в Узбекистане с 1 апреля 2017 года, а у сотрудников МВД появился закон об их профессиональной деятельности, правда, работать он начнет через полгода; появится бизнес-омбудсмен...
 
Вроде бы все идет к демократизации и расширению экономических возможностей граждан. С другой стороны, особой либерализации политической и общественной жизни как-то не наблюдается. Пресса до сих пор под давлением. Телерепортаж украинской журналистки о жизни в Узбекистане в пост-каримовское время подверглось обструкции. Амнистию не получили около десятка тысяч политических заключенных, более того, бывший депутат Верховного Совета Узбекской ССР 72-летний Самандар Куканов, который находится за решёткой с 1993 года, проведет в заключении еще три года по решению суда, а это подтверждает, что репрессивный курс сохраняется. Не отменена, а наоборот, ужесточена столичная прописка. Выход из узбекского гражданства, официального подтверждения которого ожидают сотни тысяч людей, пока остается нетранспарентным. Вернулись во власть некоторые чиновники, которых некоторые эксперты считают увязавшими в коррупции, в частности, это вице-премьер Абдулла Арипов, а также сотрудников СНБ, показавшим свою нечистоплотность, - братья Шарифходжаевы. Хоким Ташкента вообще вышел на трибуну к общественности с бредовой идеей публиковать списки разводящихся в прессе. Председатель Государственного налогового комитета Узбекистана Ботир Парпиев сам займется предпринимателями, которые уходят от уплаты налогов, и лично будет направлять их дела в прокуратуру. С его слов, в среднем по республике в год проводятся более 4 тыс. внеплановых проверок предприятий и 1,5 тыс. встречных проверок, что не вызывает радости у проверяемых. Но при этом шеф налогового ведомства не сказал, как будут разрешаться проблемы, которые вынуждают бизнес прятаться в «тени», как он начнет бороться с «оборотнями», вымогающие взятки и откаты, возможно, это связано с тем, что вопросы регулирования предпринимательства должен решать экономист, а не милиционер, кем является Б.Парпиев. Нужно отметить и тот факт, что статус врио Шавкат Мирзиёев получил далеко не конституционным способом — в разрез 96-й статьи, хотя был легализирован Олий Мажлисом через всеобщее решение двух палат, и у экспертов возникают сомнения, что это дает ему формальное право быть во главе государства. Ведь он, кроме того, становится и Верховным Главнокомандующим, и подчиняет себе армию, авиацию, СНБ и МВД, а также иные силовые структуры. То есть в руках его и власть главы государства, и главы правительства, что не допускается Основным законом, отмечает эксперт.
 
В любом случае, можно со 100%-й гарантией спрогнозировать, что 4 декабря 2016 года Шавкат Мирзиёев сбросит приставку врио и станет полноценным президентом. Будет ли это хорошо или плохо — покажут его последующие действия, но сейчас трудно что-то сказать определенное в том, каким будет государство — демократическим и правовым, или все же репрессивным и авторитарным, как при Исламе Каримове, заключает Таксанов.
 
"CA-NEWS"
02.11.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
авто в кыргызстане


Публикации Авторов:

20.06.2018
"Stanradar"
Правда и умолчание в казахстанско-российских отношениях

19.06.2018
"Azattyk"
«Все кроме Индиры Джолдубаевой на связи». Где команда Атамбаева?

14.06.2018
"Nezigar" (Telergam)
Зачистка местных элит Кыргызстана связана с процессами ограничения черных финансовых потоков из ЕС, РФ, КНР и РК

12.06.2018
"Trend". Az
Таджикистану потребуется почти $3 млрд. на развитие транспортной инфраструктуры

11.06.2018
V.Skosirev (NG)
Пекин показал Путину, как далеко Китай ушел вперед

08.06.2018
"Afghanistan.ru"
«Обратный эффект» борьбы с наркотиками в Афганистане

08.06.2018
E.Ivanchenko (News-Asia)
Топ-6 мобильных приложений, которые помогут трудовым мигрантам из Центральной Азии защитить свои права

08.06.2018
V.Panfilova (NG)
Кыргызстан и Таджикистан вступили в бой на футбольном поле

05.06.2018
"RIA Novosti"
Дочь Назарбаева предложила Узбекистану создать азиатский вариант "шенгена"

30.05.2018
"Dialog.tj"
США и Турция хотят видеть Узбекистан в качестве модератора их диалога с Центральной Азией, - эксперты

30.05.2018
"Sputnik"
В чем Кыргызстан лучше соседей, рассказали в Госдепе США

29.05.2018
"NG.ru"
Узбекистан вступает в стратегические отношения с Турцией и США

28.05.2018
"Novosti Uzbekistana"
О мифах и реалиях угрозы экстремизма в Центральной Азии

25.05.2018
A.Serenko (Afghanistan)
Доктор Абдулла начинает новую президентскую игру

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней