Узбекистан штормить не будет: интервью политолога Фархода Толипова
среда, 14 сентября 2016 г. 12:17:27
До досрочных президентских выборов в Узбекистане времени еще достаточно — они назначены на 4 декабря. Но их исход видится предопределенным — новым главой государства, скорее всего, станет нынешний и.о. президента Шавкат Мирзиёев. Если так и будет, то Узбекистан продолжит нынешнюю свою линию. Так, в частности, считает узбекский политолог Фарход Толипов, ответивший на ряд вопросов корреспондента EADaily.
 
Действительно ли не стоит ожидать серьезных изменений в политике Узбекистана, т. е. Шавкат Мирзиёев продолжит дело Ислама Каримова?
 
— Думаю, в таком прямолинейном виде вопрос не совсем корректен. В Узбекистане, как и в любом другом государстве, внутренняя и особенно внешняя политика не строилась только по воле одного человека, пусть и руководителя государства. Хотя, конечно, его позиция, его решения были определяющими и доминировали, но в целом сложная работа по формированию и осуществлению внешней политики является результатом более сложного процесса, в который вовлечены ключевые ведомства, министерства страны.
 
Курс, выработанный президентом, — производная множества факторов. Таких как деятельность советников, внешнеполитических ведомств, самого МИДа, различных силовых органов, стечения международных обстоятельств, ситуации в регионе, геополитических факторов, связанных с давлением или политикой великих держав. Поэтому стоит говорить о командной работе в формировании и реализации внешней политики. И именно поэтому со сменой только главы узбекского государства ожидать кардинальных изменений вряд ли стоит.
 
Может, эти факторы будут быстро меняться после смены власти?
 
— Как раз эти факторы пока не меняются. Все ключевые фигуры политического истеблишмента в Узбекистане остаются на своих местах и продолжают работать. Региональная обстановка также кардинально не меняется. Геополитические факторы являются относительно устойчивыми и даже не зависели от воли бывшего президента. Поэтому, кто бы ни пришел к власти после Каримова, он может лишь только в незначительной мере подкорректировать курс в ту или другую сторону. Однако доминирующий вектор и главные характеристики этого курса, по крайней мере, на ближайшую перспективу останутся неизменными. Это также связано с определенной инерцией движения государства по политической траектории, движением, которое невозможно ни остановить, ни изменить направление после смены рулевого. Более того, если даже ставить упрощенно и поверхностно вопрос о том, насколько развернется внешний курс Узбекистана в ту или другую сторону — скажем, к примеру, станет более пророссийским, или, наоборот, проамериканским, то и тогда ответ на него следует не связывать банально с амбициями или предпочтениями нового лидера. Следует изучать и рассматривать всю совокупность законов, определяющих этот курс.
 
Например, мы говорим, что внешняя торговля Узбекистана на четверть приходится на Россию. Ожидать, что этот показатель существенно увеличится или упадет, — не разумно. Я хочу подчеркнуть этим маленьким примером, что Узбекистан и Россия, достигнув примерно этого уровня взаимной торговли, вряд ли могут что-то друг другу еще большее предложить, чтобы заметно модифицировать этот показатель. Особенно если присмотреться к структуре этой торговли. Сегодня достигнут верхний потолок в этой сфере, и полагать, что его можно нарастить только потому, что в Узбекистане новый президент — необоснованно.
 
Аналогично в западном направлении. Узбекистан не изолирован от мира, мы живем в эпоху глобализации, и поэтому никакие амбиции или индивидуальные взгляды кого бы то ни было, массив сотрудничества с Западом, который возник при Исламе Каримове, заметно не увеличится. Резюмируя, я склонен утверждать, что, по крайней мере, в ближайшей перспективе, «новый курс» на самом деле будет прежним.
 
Что об угрозах? Есть ли предпосылки опасаться того, что Узбекистан могут расшатать исламисты?
 
— Представьте себе ситуацию с первым президентом и с и.о. президента. Когда мы говорим об исламистской или другой угрозе и связываем стабильность и безопасность с именем первого президента, то, наверное, мы не подразумеваем, что он сам как-то заслонял своей грудью всю страну и защищал ее. И новый лидер тоже не будет грудью своей защищать страну. Это сложный процесс, который не просто связывать с субъективными факторами, т. е. с личностными факторами, но и объективными. Такими, как развитость и могущество государственных институтов, органов безопасности, а также объективной оценкой уровня внешней угрозы. Недостаточно просто говорить об исламизме и других угрозах, не конкретизируя их интенсивность, динамику. Это переменные величины, и их тоже надо оценивать адекватно, с учетом различных обстоятельств и измерений. С этой точки зрения, внешние угрозы не являются, на мой взгляд, такими острыми, чтобы ожидать какого-либо натиска неких врагов страны, только по той причине, что в Узбекистане новый президент.
 
Могут ли на выборах появиться другие кандидаты, кроме Мирзиёева, другие политические фигуры, или мы увидим привычную «команду» лидеров партий?
 
— Пока невозможно анализировать это из-за отсутствия достаточных фактов. По результатам последнего заседания парламента стало очевидным, что лидеры политических партий в унисон поддержали кандидатуру премьера Мирзиёева как временно исполняющего обязанности. Но они сделали это в такой удивительной форме, что возникло ощущение: они его не на три месяца избрали, а на все пять лет. Такими были стиль и тональность этой поддержки. Исходя из этого, трудно предположить, что кто-то из лидеров партий решится конкурировать на выборах с Мирзиёевым. Они показали себя неспособными вести политическую борьбу. Конечно, никогда нельзя ничего исключать напрочь, но признаков «прорыва» в этом направлении я пока не вижу.
 
"EADaily"
12.09.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
ford


Публикации Авторов:

21.05.2018
T.Kiseleva (365Info)
Узбекистан может обогнать Казахстан уже через несколько лет — экономист

21.05.2018
I.Subbotin (NG)
Узбекский лидер в США: что стоит за многовекторностью Ташкента

16.05.2018
"Rusvesna"
Грядёт бойня в Азии: 5000 боевиков ИГИЛ уже в Узбекистане

16.05.2018
A.Hodasevich (NG)
Таджикский плацдарм Лукашенко

15.05.2018
"Parlamentskaya Gazeta"
Путин распорядился внести изменения в договор о присоединении Кыргызстана к ЕАЭС

14.05.2018
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
«Ядерный» демарш Трампа: отомстит ли Иран в Афганистане

14.05.2018
V.Panfilova (NG)
На саммите ЕАЭС состоятся смотрины новых глав Армении и Кыргызстана

11.05.2018
"Ozodi"
В Таджикистан прибыл командующий Центральным командованием США

10.05.2018
D.Bulgaru (RT)
Борьба за «грамотность»: США планируют снизить влияние российских СМИ в Центральной Азии

10.05.2018
"Nuz.uz"
Касымова: «Главный приоритет внешней политики Узбекистана — Центральная Азия»

10.05.2018
E.Rusakova (N+1)
Ученые построили «генетическую карту» евразийских степных народов

08.05.2018
"Afghanistan.ru"
Разногласия между первыми лицами Афганистана вызвали опасения у парламентариев и иностранных дипломатов

07.05.2018
"IslamNews"
Они сражались за Родину. Мусульманские народы Центральной Азии в Великой Отечественной войне

04.05.2018
"Informburo.kz"
Казахстан стал предпочтительнее России для мигрантов из Центральной Азии

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней