Президентский транзит в Казахстане и эволюция элитных сетей (Часть II)
пятница, 26 августа 2016 г. 18:21:47
 
Данная статья применяет теорию Генри Хейла о патрональной политике и исследования в сфере смены режимов и динамики режимов, чтобы выявить и предугадать траекторию политического транзита внутри элитных сетей Казахстана. Она также пытается понять, какое влияние транзит будет иметь на (не)стабильность сетей.
 
Большая часть дебатов на тему смены власти в Казахстане фокусируется на том, кто сменит президента Назарбаева и как новый президент сможет обеспечить консолидацию режима. В то время как эти дебаты помогают понять развитие авторитаризма в Казахстане, фокус исследователей должен отойти от проблемы консолидации режима в сторону проблемы сетевой динамики, чтобы помочь объяснить, как смена руководства будет влиять на патрональные отношения с клиентами и неформальные сети, зависимые от государственных ресурсов. Исходя из понимания патрональной политики, в этой статье рассматриваются и те, кто, скорее всего, проиграет в результате смены власти. Вопрос состоит в том, сохранят ли они доступ к патронажным сетям и государственным ресурсам в случае проигрыша.
 
Банковский сектор Казахстана: консолидация ресурсов и политической элиты
 
Финансовый сектор Казахстана считается стратегическим сектором экономики и тщательно контролируется элитой. В последние несколько лет наблюдается тенденция консолидации элитой банковских активов. Консолидация началась еще в 2009 году после глобального финансового кризиса и завершилась интеграцией крупных казахстанских банков, включая покупку Казкоммерцбанком БТА Банка и слияние Альянс и Темир Банка с Форте Банк. В то же время, прямые банковские активы семьи Назарбаева включают Народный банк, подконтрольный дочери Назарбаева Динаре и ее мужу, Кулибаеву. Старшая дочь президента Дарига Назарбаева и ее сын, Нурали Алиев имели девятый по величине банк страны, Нурбанк, но в мае 2010 года продали его семье Сарсенова.
 
При ближайшем изучении местных банков становится очевидным, что банковский сектор либо непосредственно принадлежит политической элите, либо контролируется доверенными лицами, обслуживающими интересы элиты. К примеру, из 24 местных банков, десять напрямую принадлежат правительственным чиновникам или их семьям. Другие банковские учреждения находятся под контролем лиц, особенно близких к президенту или верхушку политической элиты, таких, как Булат Утемуратов. Как характеризуют его окружающие, Утемуратов выполняет роль «персонального финансового менеджера» президента и, по некоторым спекуляциям, является одним из претендентов на вылет в случае его конфронтации с группами Кулибаева или Масимова.
 
Другой значимый игрок, когда-то более независимый, Нуржан Субханбердин, основатель Казкоммерцбанка, возможно, пытался оказывать слишком большое влияние и рассматривался как политическая угроза президенту. Удаление Субханбердина (замена его на более лояльного Кенеса Ракишева) стало частью более крупной схемы консолидации финансовых активов и маргинализировало экономических игроков, которые могли бы финансировать оппозицию до начала передачи власти. Неслучайно консолидация частных банков верными Назарбаеву людьми произошла в преддверии смены власти.
 
В то же время происходит и политическая консолидация. Ряд интересных ходов произошли, начиная с создания Национальной холдинговой компании «Байтерек» в мае 2013 г. Байтерек был создан в результате разделения Фонда «Самрук-Казына». Созданный в 2008 году, «Самрук-Казына» должен был быть «Фонд фондов», соединив в себе активы Фонда устойчивого развития «Казына» и казахстанского холдинга по управлению государственными активами «Самрук». Однако, в 2013 году его вновь подвергли разделению, фактически, вернув к своей первоначальной форме. Следует отметить, что с момента его создания, «Самрук-Казына» регулярно обвиняется в коррупции и плохом корпоративном управлении. Разделение финансовых активов фонда, казалось, стало логическим шагом, чтобы очистить его от предыдущей репутации. Однако корпоративное управление до сих пор вызывает сомнение, учитывая, что оба Фонда («Байтерек» и «Самрук-Казына») имеют почти одинаковый состав Совета директоров. Что более важно, «Байтерек» был поставлен под влияние членов семьи президента, которые успешно расставили своих людей на управляющие посты и добились политического контроля над всей финансовой индустрии. В мае 2015 года Назарбаев объявил о переводе Национального Банка Республики Казахстан из Алматы в Астану. До этого он заменил более независимого Председателя Нацбанка Григория Марченко на лояльного Кайрата Келимбетова, подверженного внешнему политическому давлению. Этот шаг был также попыткой маргинализировать конкурирующие сети влияния во всей финансовой индустрии. Скорее всего, после переезда Национального банка другие банки также переведут свои головные офисы в Астану, под пристальный контроль государства.
 
Вывод: Казахстан и сетевая динамика на постсоветском пространстве
 
Персонализированная политическая система Казахстана, в сочетании с концентрированным элитным экономическим контролем, создает среду, которая поддерживает правление Назарбаева и обеспечивает продолжение его наследия. Тем не менее, хотя президент обладает всеми рычагами, влияющими на процесс принятия решений, он сам является частью этой же системы, поскольку он находится на ее верху. И хотя система покровительства вряд ли изменится коренным образом, предстоящая смена президента ставит под сомнение устойчивость некоторых групп в рамках сетей патронажа, которые полагаются на Назарбаева. Это представляет самую большую проблему для иностранных инвесторов и находится в центре внимания академических дебатов. Эта статья дополняет дискуссию изучением роли вторичных и третичных элитных групп и их будущего в пост-назарбаевскую эпоху.
 
Грядущая смена власти потребует эволюции организации элитных сетей — те, кто обладают привилегированным доступом, должны переориентировать свои интересы и искать защиту в рамках консолидированных групп, в то время как те, кто сильно зависим от Назарбаева, будут вынуждены пересмотреть свои позиции в политической структуре. Можно предположить маркеры событий или «очаги», указывающие на рост или падение определенных групп. Как было отмечено выше, ENRC, несомненно, столкнется с проблемами, как только Назарбаев покинет свой пост. Трио, например, считается «чужеродным». Если будущий преемник будет придерживаться более националистического подхода, группа может оказаться под угрозой. Компания KazMetals (ранее Kazakhmys), под контролем Владимира Кима и так называемой корейской фракции — это еще одна компания в горнодобывающей отрасли, которую можно охарактеризовать как «чужеродную». Группа исторически опиралась на Назарбаева и может стать потенциальной мишенью.
 
В то же время доминирующие элитные игроки смогут сохранить свои позиции в политической и экономической среде, а также окажут влияние на кадровые перестановки вторичных игроков в государственных институтах. Ключевые события для этой группы – это, например, недавно объявленная приватизация государственных активов, которая может стать выгодной для доминирующих игроков, либо непосредственно через их холдинговые структуры, либо через их доверенных лиц или союзников, тесно связанных с их сетями.
 
Исследование динамики сетей применимо и к другим постсоветским государствам. К примеру, Узбекистан также сталкивается с надвигающейся сменой руководства, что будет иметь воздействие на влиятельные сети страны. Хотя элита в Узбекистане более консолидирована, люди внутри сетей патронажа являются уязвимыми для атак со стороны конкурирующих властных групп, о чем свидетельствует скандал с «черным рынком валюты», связанный с Асака банком и GM в начале 2016 года. Изучение меняющейся динамики между ташкентским, самаркандским и другими кланами в Узбекистане может помочь иностранным инвесторам и экспертам выявить расхождения и сферы сотрудничества в элитных сетях.
 
Пример политического маневрирования в Украине также показателен. Несмотря на медленное продвижение Украины к демократизации при президенте Петре Порошенко, олигархические сети продолжают контролировать ключевые секторы экономики и оказывают влияние на значительное число членов в Верховной Раде. Президент Украины Петр Порошенко не пошел по пути своих предшественников, но его нежелание устранить влияние олигархов и стремление к укреплению своей существующей сети угрожает демократизации в Украине.
 
"CAA Network"
19.08.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
кыргызстан


Публикации Авторов:

18.10.2019
A.Saruar (LSM.kz)
Казахстан проиграл всем странам ЕАЭС во взаимной торговле

16.10.2019
"CentrAsia"
Вернут ли Жээнбеков и Трамп американскую военную базу в Кыргызстан?

15.10.2019
V.Panfilova, NG
Назарбаев убеждает, что в Казахстане лишь один президент

11.10.2019
D.Karimov (RG)
ЕАЭС расширяет зону свободной торговли

08.10.2019
"Zonakz.net"
Против кого ИГИЛ пойдет войной — против движения Талибан в Афганистане или против стран Центральной Азии?!

08.10.2019
"Kokshetau Asia"
Интеграция ЦА - альтернатива новому СССР

05.10.2019
"Lenta.ru"
Обнародован сценарий ядерной войны в 2025 году

05.10.2019
"EADaily"
В Кыргызстане рассказали, сколько стоят парламент и Генеральная прокуратура

03.10.2019
"Podrobno.uz"
Матвиенко о возможном возвращении Узбекистана в ОДКБ

03.10.2019
"Podronmo.uz"
В Узбекистане не все поддерживают вступление страны в ЕАЭС

03.10.2019
V.Panfilova, NG
Евразийский экономический союз расширится за счет Узбекистана

02.10.2019
M.Mihaylenko (DS)
Выдавить Россию. Как Китай переваривает Центральную Азию

02.10.2019
"Tengrinews"
Малахов в прямом эфире извинился перед кыргызами: "Кечирип коюнуздар"

01.10.2019
A.Khodasevich, NG
Лукашенко в поставках нефти надеется на Нур-Султан

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней