Борьба с экстремизмом. США и Кыргызстан - сходства и различия
вторник, 17 мая 2016 г. 16:00:33
Полицейские на праздниках и похоронах в мусульманских общинах – привычная картина для Америки. Причем присутствуют они не только в качестве стражей порядка, но и как друзья. Этот пример профилактики экстремизма в США насколько заинтересовал “Открытую Азию онлайн”, что она решила подробнее разобраться в теме противодействия экстремизму в Америке и сравнить эту работу с мерами, предпринимаемыми в Кыргызстане. 
 
Лос-Анджелес – город-пример 
 
Каждый десятый американец считает, что “большинство” или “почти все” американские мусульмане настроены враждебно по отношению к Штатам. Также выяснилось, что почти половина граждан США “глубоко обеспокоена” ростом исламского экстремизма, - говорится в исследовании Pew Research Center. 
 
В одном из крупнейших городов США – Лос-Анджелесе – проживает около 4 миллионов человек, половина из которых – мусульмане. Также в городе орудуют десятки бандитских группировок, состоящих из различных этнических групп. Мэрия разработала программу по борьбе с экстремизмом, которая стала в США моделью, и теперь ее стараются внедрить и в других штатах.

IMG_2721.JPG
 
В программе участвуют сама мэрия, правоохранительные органы (департамент шерифа и полицейский департамент), местные НПО, исламские сообщества и прочие активные группы города. Проект состоит из трех основных компонентов: предотвращение экстремизма, оперативные меры и пресечение. 
 
Предотвращение включает в себя создание партнерства между обществом и государством. Государственные агентства тесно сотрудничают с общественными лидерами, а полицейские посещают районы с повышенным риском радикализации. К примеру, стражи порядка бывают на фестивалях, праздниках и даже похоронах, где общаются с людьми и, в случае необходимости, стараются всячески их поддержать. 
 
По словам полицейских, они хотят дать понять гражданам, что всегда рядом, и с ними можно поговорить по-человечески. Это делается, чтобы повысить доверие населения к государству, чтобы любой гражданин чувствовал себя комфортно, обращаясь за помощью в правоохранительные органы. Также государство тесно сотрудничает с исламскими сообществами и мечетями, обеспечивая безопасность мусульман во время религиозных праздников и общих сборов в публичных местах.  

IMG_2767.JPG  
Вторая фаза программы – применение оперативных мер. Это когда людям, вставшим на путь радикализации, предоставляют социальные услуги и привлекают служителей местных религиозных учреждений, чтобы провести с потенциальными экстремистами необходимые работы. 
 
Пресечение экстремизма – это уже арест подозреваемых и расследование. Сотрудники полиции при этом  следят за тем, чтобы соблюдались все права граждан. Они говорят, что Конституция Америки защищает свободу слова, и это означает, что любой гражданин вправе высказывать свое мнение, даже если оно экстремистского характера. 
 
"Человек может подойти к женщине в хиджабе и начать выкрикивать, что она – террористка и прочие грубые вещи. За это мы не можем его арестовать, потому что мы защищаем свободу слова. Но если человек уже переходит к призывам к насильственному действию или сам применяет физическую силу, к примеру, срывает с женщины платок и кричит, что он убьет ее, то тогда мы имеем право его арестовать. Здесь очень тонкая грань между словами и действиями, поэтому мы должны быть крайне бдительными в подобных случаях", - рассказывают полицейские Лос-Анджелеса.
 
Кыргызстан. Запретить основной метод 
 
По данным Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) КР, в Сирии находятся более 50 кыргызстанцев, еще пятеро погибли в столкновениях. Это было первое подтверждение официального Бишкека гибели кыргызских граждан в этом конфликте, - передает Центр изучения региональных проблем "Континет-А". В списке запрещенных экстремистских и террористических организаций, опубликованном Госкомиссией по делам религий Кыргызстана, числятся "Аль-Каида", "Движение Талибан", "Исламское движение Восточного Туркестана", "Хизб ут-Тахрир-аль-Ислами" и  "ИГИЛ". 
 
В Кыргызстане Закон "О противодействии экстремистской деятельности" был принят еще в 2005 году. Он призван пресекать деятельность, направленную на подрыв государственной безопасности и унижение достоинства человека на расовой, национальной или религиозной почве. Закон запрещает любой вид пропаганды экстремистского и террористического характера. За нарушение предусмотрено наказание в виде пожизненного тюремного заключения. Также депутаты парламента Кыргызстана предлагают привлекать граждан за терроризм и религиозный экстремизм начиная с 14 лет.   
 
В связи с возрастающим количеством граждан Кыргызстана, выезжающих воевать в Сирию, в июне 2015 года в стране изменили Уголовный кодекс. Дополнительная статья устанавливает уголовную ответственность за участие гражданина КР в вооруженных конфликтах, военных действиях на территории иностранного государства или за прохождение террористической и экстремистской подготовки, а также за наемничество. 

Screen Shot 2016-05-16 at 12.14.50 PM.png
 
По словам председателя Государственного комитета по делам религий Орозбека Молдалиева, женщины более подвержены влиянию экстремизма, поскольку не получают должного религиозного образования и находятся в более стесненном финансовом положении, - передает Centrasia.ru. По данным портала, в настоящее время почти четверть экстремистов, выехавших в места боевых действий, – женщины. Согласно докладу Международной кризисной группы "Женщины и радикализация в Кыргызстане", из 8000 членов движения "Хизб-ут-Тахрир" 2000 – дамы.   
 
В связи с этим правительство с помощью женщин-активистов запустило несколько программ, нацеленных на борьбу с экстремизмом. В марте 2016 года были проведены тренинги для международных организаций, правоохранительных органов и властей. 

Screen Shot 2016-05-16 at 12.27.53 PM.png
 
В интервью сайту 24.kg начальник Управления по борьбе с экстремизмом МВД Эмиль Жээнбеков рассказал о том, что милиция в сотрудничестве с ОБСЕ проводит разъяснительные мероприятия с лидерами духовенства по всей стране.
 
“Формат профилактических работ различный: это и фестивали, и встречи в школах, и даже на тоях проводится разъяснительная работа. И люди положительно реагируют на наши инициативы, охотно встречаются, задают вопросы”, - отметил Эмиль Жээнбеков. 
 
Помимо этого, сотрудники МВД проводят встречи с представителями местных властей и НПО в южных регионах республики, поскольку они считают, что после трагических событий в Оше в 2010 году необходимо снижать межнациональную напряженность, которая может привести к экстремистским действиям. 
 
Этих мер недостаточно 
 
По информации на март 2016 года, в США обвинение в причастности к ИГИЛ было предъявлено 85 гражданам, их возраст – от 15 до 47 лет (средний возраст – 26 лет). Примерно половина обвиняемых приняла ислам относительно недавно. Отсюда новый вопрос: как тот, кто родился и вырос в Америке, не только обращается в другую веру, но практически вступает в ряды ИГИЛ, принимая радикальную форму ислама? 
 
Научный сотрудник программы по экстремизму в Центре виртуальной и национальной безопасности Университета Джорджа Вашингтона Мохтар Авад считает, что система борьбы с экстремизмом несовершенна и нуждается в дальнейших улучшениях. 

Screen Shot 2016-05-13 at 1.17.36 PM.png
 
“Наша система не является инструкцией для других стран, поскольку мы не находимся впереди этого процесса. Так же, как и любая другая страна, столкнувшаяся с радикализацией, мы все еще учимся, как с ней бороться. Одни говорят, что радикализация является причиной социально-экономических проблем, и поэтому мы должны концентрироваться на создании рабочих мест и обеспечить школьникам полезное времяпровождение. Другие говорят, что проблему надо решать путем привлечения общества и правоохранительных органов так, чтобы граждане не чувствовали себя отчужденными. Также говорят о необходимости увеличения уровня информированности и доверия населения к государству и правоохранительным органам. 
 
Кто должен вмешиваться, когда гражданин начинает склоняться к экстремизму: государство или общество? Легче, конечно, ответить, что это функция общественности, будь это мечеть, НПО или гражданские организации. Для этого необходимо научиться различать тех, кто просто молится по пять раз в день, и тех, кто встал на путь радикализации. Другой вопрос: кто это должен делать? Имам? Если имам, то какой? Есть ли гарантия, что консервативный имам не причинит еще большего вреда? Или дерадикализацией должны заниматься профессионалы?       
 
Если чей-то член семьи становится экстремистом, людям некуда обратиться за помощью. Если они сообщат ФБР, его сразу же арестуют и предъявят обвинения. Однажды один американец обнаружил, что его сын уехал из дома в Сирию. Ему ничего не оставалось, как сообщить об этом властям, потому что это лучше, чем позволить ему умереть в чужой стране. ФБР перехватило его по пути в Сирию и арестовало. Между радикализацией отдельного человека и тюрьмой должна быть еще одна площадка, куда члены семьи могут обратиться, не боясь, что их ребенка посадят за решетку. К сожалению, мы еще не пришли к этому в нашей стране".      
  
Эксперты в Кыргызстане тоже считают, что государству необходимо выработать новый формат отношений с радикальным исламом. Директор Института стратегического анализа и прогноза, кандидат политических наук Акылбек Салиев отмечает: 

Screen Shot 2016-05-16 at 12.38.23 PM.png
 
"Так сложилось, что, борясь с радикализмом, государство привыкло смотреть на ислам как на угрозу для общества. И именно поэтому решение большинства задач в этой сфере поручено, прежде всего, правоохранительным органам и силовым структурам. Подобная однобокость, как показывает практика, не отвечает актуальным потребностям нынешней ситуации. Власть, как показали события последних лет, оказалась не готовой к проникновению ислама в политическую ткань нашего бытия. 
 
Новый формат отношений государства и религии должен предполагать не грубое вытеснение ислама из политики по принципу "запретить и не пущать", а направление его политической активности в русло, отвечающее интересам государства. Власть должна влиять на выработку такой политической концепции, которая отвечала бы государственным интересам". 
 
По мнению Акылбека Салиева, государству нельзя обходиться только жесткими законодательными запретами, и властные структуры не обладают "достаточным опытом решения проблем мусульман с учетом исламского права".      
 
Эксперты в обеих странах сходятся во мнении, что государство совместно с обществом должно выработать новые формы взаимодействия с религиозными общинами, и пока этого не произошло, рано говорить об эффективной борьбе с экстремизмом. 
 
Алия Суранова 
16.05.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
авто бишкек


Публикации Авторов:

22.05.2017
E.Ivashenko (Ferghana)
Аскат Алиев: «Кыргызские мигранты боятся обращаться в полицию»

22.05.2017
"Afghanistan"
Джафар Махдави: США собираются присутствовать в Афганистане десятки лет

22.05.2017
E.Korotkova (News-Asia)
Марс Сариев : «Центральноазиатский регион еще возможно «сшить»»

19.05.2017
E.Stashkina (News-Asia)
Президентом России может стать эмигрантка из Таджикистана

19.05.2017
"East Time"
В Центральной Азии может появиться единая энергосистема

18.05.2017
V.Panfilova (NG)
Брюссель заинтересовался строительством Рогунской ГЭС

18.05.2017
"Caravan.kz"
В капшагайских казино проигрывают от 100 тысяч до 13 миллионов долларов - откровения завсегдатая

16.05.2017
"Afghanistan.ru"
Китай построит железную дорогу между Афганистаном и странами Центральной Азии

16.05.2017
G.Mirzayan (RIA)
Новый китайский папа: Пекин собирается стать ведущей силой в Евразии

16.05.2017
V.Panfilova (NG)
Китайская финансовая петля затягивается на Бишкеке

15.05.2017
V.Panfilova (NG)
Бердымухамедов отправил за решетку пятьдесят чиновников

14.05.2017
"RIA Novosti"
Бойкот? Индия не прислала делегацию на форум "Один пояс — один путь"

13.05.2017
"Ferghana"
Узбекистан: Будет ли толк от визита Верховного комиссара ООН?

13.05.2017
"DSNews.ua"
Made in Russia. Как делаются центральноазиатские террористы

Все материалы раздела