Борьба с экстремизмом. США и Кыргызстан - сходства и различия
вторник, 17 мая 2016 г. 16:00:33
Полицейские на праздниках и похоронах в мусульманских общинах – привычная картина для Америки. Причем присутствуют они не только в качестве стражей порядка, но и как друзья. Этот пример профилактики экстремизма в США насколько заинтересовал “Открытую Азию онлайн”, что она решила подробнее разобраться в теме противодействия экстремизму в Америке и сравнить эту работу с мерами, предпринимаемыми в Кыргызстане. 
 
Лос-Анджелес – город-пример 
 
Каждый десятый американец считает, что “большинство” или “почти все” американские мусульмане настроены враждебно по отношению к Штатам. Также выяснилось, что почти половина граждан США “глубоко обеспокоена” ростом исламского экстремизма, - говорится в исследовании Pew Research Center. 
 
В одном из крупнейших городов США – Лос-Анджелесе – проживает около 4 миллионов человек, половина из которых – мусульмане. Также в городе орудуют десятки бандитских группировок, состоящих из различных этнических групп. Мэрия разработала программу по борьбе с экстремизмом, которая стала в США моделью, и теперь ее стараются внедрить и в других штатах.

IMG_2721.JPG
 
В программе участвуют сама мэрия, правоохранительные органы (департамент шерифа и полицейский департамент), местные НПО, исламские сообщества и прочие активные группы города. Проект состоит из трех основных компонентов: предотвращение экстремизма, оперативные меры и пресечение. 
 
Предотвращение включает в себя создание партнерства между обществом и государством. Государственные агентства тесно сотрудничают с общественными лидерами, а полицейские посещают районы с повышенным риском радикализации. К примеру, стражи порядка бывают на фестивалях, праздниках и даже похоронах, где общаются с людьми и, в случае необходимости, стараются всячески их поддержать. 
 
По словам полицейских, они хотят дать понять гражданам, что всегда рядом, и с ними можно поговорить по-человечески. Это делается, чтобы повысить доверие населения к государству, чтобы любой гражданин чувствовал себя комфортно, обращаясь за помощью в правоохранительные органы. Также государство тесно сотрудничает с исламскими сообществами и мечетями, обеспечивая безопасность мусульман во время религиозных праздников и общих сборов в публичных местах.  

IMG_2767.JPG  
Вторая фаза программы – применение оперативных мер. Это когда людям, вставшим на путь радикализации, предоставляют социальные услуги и привлекают служителей местных религиозных учреждений, чтобы провести с потенциальными экстремистами необходимые работы. 
 
Пресечение экстремизма – это уже арест подозреваемых и расследование. Сотрудники полиции при этом  следят за тем, чтобы соблюдались все права граждан. Они говорят, что Конституция Америки защищает свободу слова, и это означает, что любой гражданин вправе высказывать свое мнение, даже если оно экстремистского характера. 
 
"Человек может подойти к женщине в хиджабе и начать выкрикивать, что она – террористка и прочие грубые вещи. За это мы не можем его арестовать, потому что мы защищаем свободу слова. Но если человек уже переходит к призывам к насильственному действию или сам применяет физическую силу, к примеру, срывает с женщины платок и кричит, что он убьет ее, то тогда мы имеем право его арестовать. Здесь очень тонкая грань между словами и действиями, поэтому мы должны быть крайне бдительными в подобных случаях", - рассказывают полицейские Лос-Анджелеса.
 
Кыргызстан. Запретить основной метод 
 
По данным Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) КР, в Сирии находятся более 50 кыргызстанцев, еще пятеро погибли в столкновениях. Это было первое подтверждение официального Бишкека гибели кыргызских граждан в этом конфликте, - передает Центр изучения региональных проблем "Континет-А". В списке запрещенных экстремистских и террористических организаций, опубликованном Госкомиссией по делам религий Кыргызстана, числятся "Аль-Каида", "Движение Талибан", "Исламское движение Восточного Туркестана", "Хизб ут-Тахрир-аль-Ислами" и  "ИГИЛ". 
 
В Кыргызстане Закон "О противодействии экстремистской деятельности" был принят еще в 2005 году. Он призван пресекать деятельность, направленную на подрыв государственной безопасности и унижение достоинства человека на расовой, национальной или религиозной почве. Закон запрещает любой вид пропаганды экстремистского и террористического характера. За нарушение предусмотрено наказание в виде пожизненного тюремного заключения. Также депутаты парламента Кыргызстана предлагают привлекать граждан за терроризм и религиозный экстремизм начиная с 14 лет.   
 
В связи с возрастающим количеством граждан Кыргызстана, выезжающих воевать в Сирию, в июне 2015 года в стране изменили Уголовный кодекс. Дополнительная статья устанавливает уголовную ответственность за участие гражданина КР в вооруженных конфликтах, военных действиях на территории иностранного государства или за прохождение террористической и экстремистской подготовки, а также за наемничество. 

Screen Shot 2016-05-16 at 12.14.50 PM.png
 
По словам председателя Государственного комитета по делам религий Орозбека Молдалиева, женщины более подвержены влиянию экстремизма, поскольку не получают должного религиозного образования и находятся в более стесненном финансовом положении, - передает Centrasia.ru. По данным портала, в настоящее время почти четверть экстремистов, выехавших в места боевых действий, – женщины. Согласно докладу Международной кризисной группы "Женщины и радикализация в Кыргызстане", из 8000 членов движения "Хизб-ут-Тахрир" 2000 – дамы.   
 
В связи с этим правительство с помощью женщин-активистов запустило несколько программ, нацеленных на борьбу с экстремизмом. В марте 2016 года были проведены тренинги для международных организаций, правоохранительных органов и властей. 

Screen Shot 2016-05-16 at 12.27.53 PM.png
 
В интервью сайту 24.kg начальник Управления по борьбе с экстремизмом МВД Эмиль Жээнбеков рассказал о том, что милиция в сотрудничестве с ОБСЕ проводит разъяснительные мероприятия с лидерами духовенства по всей стране.
 
“Формат профилактических работ различный: это и фестивали, и встречи в школах, и даже на тоях проводится разъяснительная работа. И люди положительно реагируют на наши инициативы, охотно встречаются, задают вопросы”, - отметил Эмиль Жээнбеков. 
 
Помимо этого, сотрудники МВД проводят встречи с представителями местных властей и НПО в южных регионах республики, поскольку они считают, что после трагических событий в Оше в 2010 году необходимо снижать межнациональную напряженность, которая может привести к экстремистским действиям. 
 
Этих мер недостаточно 
 
По информации на март 2016 года, в США обвинение в причастности к ИГИЛ было предъявлено 85 гражданам, их возраст – от 15 до 47 лет (средний возраст – 26 лет). Примерно половина обвиняемых приняла ислам относительно недавно. Отсюда новый вопрос: как тот, кто родился и вырос в Америке, не только обращается в другую веру, но практически вступает в ряды ИГИЛ, принимая радикальную форму ислама? 
 
Научный сотрудник программы по экстремизму в Центре виртуальной и национальной безопасности Университета Джорджа Вашингтона Мохтар Авад считает, что система борьбы с экстремизмом несовершенна и нуждается в дальнейших улучшениях. 

Screen Shot 2016-05-13 at 1.17.36 PM.png
 
“Наша система не является инструкцией для других стран, поскольку мы не находимся впереди этого процесса. Так же, как и любая другая страна, столкнувшаяся с радикализацией, мы все еще учимся, как с ней бороться. Одни говорят, что радикализация является причиной социально-экономических проблем, и поэтому мы должны концентрироваться на создании рабочих мест и обеспечить школьникам полезное времяпровождение. Другие говорят, что проблему надо решать путем привлечения общества и правоохранительных органов так, чтобы граждане не чувствовали себя отчужденными. Также говорят о необходимости увеличения уровня информированности и доверия населения к государству и правоохранительным органам. 
 
Кто должен вмешиваться, когда гражданин начинает склоняться к экстремизму: государство или общество? Легче, конечно, ответить, что это функция общественности, будь это мечеть, НПО или гражданские организации. Для этого необходимо научиться различать тех, кто просто молится по пять раз в день, и тех, кто встал на путь радикализации. Другой вопрос: кто это должен делать? Имам? Если имам, то какой? Есть ли гарантия, что консервативный имам не причинит еще большего вреда? Или дерадикализацией должны заниматься профессионалы?       
 
Если чей-то член семьи становится экстремистом, людям некуда обратиться за помощью. Если они сообщат ФБР, его сразу же арестуют и предъявят обвинения. Однажды один американец обнаружил, что его сын уехал из дома в Сирию. Ему ничего не оставалось, как сообщить об этом властям, потому что это лучше, чем позволить ему умереть в чужой стране. ФБР перехватило его по пути в Сирию и арестовало. Между радикализацией отдельного человека и тюрьмой должна быть еще одна площадка, куда члены семьи могут обратиться, не боясь, что их ребенка посадят за решетку. К сожалению, мы еще не пришли к этому в нашей стране".      
  
Эксперты в Кыргызстане тоже считают, что государству необходимо выработать новый формат отношений с радикальным исламом. Директор Института стратегического анализа и прогноза, кандидат политических наук Акылбек Салиев отмечает: 

Screen Shot 2016-05-16 at 12.38.23 PM.png
 
"Так сложилось, что, борясь с радикализмом, государство привыкло смотреть на ислам как на угрозу для общества. И именно поэтому решение большинства задач в этой сфере поручено, прежде всего, правоохранительным органам и силовым структурам. Подобная однобокость, как показывает практика, не отвечает актуальным потребностям нынешней ситуации. Власть, как показали события последних лет, оказалась не готовой к проникновению ислама в политическую ткань нашего бытия. 
 
Новый формат отношений государства и религии должен предполагать не грубое вытеснение ислама из политики по принципу "запретить и не пущать", а направление его политической активности в русло, отвечающее интересам государства. Власть должна влиять на выработку такой политической концепции, которая отвечала бы государственным интересам". 
 
По мнению Акылбека Салиева, государству нельзя обходиться только жесткими законодательными запретами, и властные структуры не обладают "достаточным опытом решения проблем мусульман с учетом исламского права".      
 
Эксперты в обеих странах сходятся во мнении, что государство совместно с обществом должно выработать новые формы взаимодействия с религиозными общинами, и пока этого не произошло, рано говорить об эффективной борьбе с экстремизмом. 
 
Алия Суранова 
16.05.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
авто бишкек


Публикации Авторов:

22.08.2017
V.Panfilova (NG)
Таджикистан на пороге банкротства

18.08.2017
G.Gasanov (Trd)
Каспийский регион является важнейшим геоэкономическим центром в Евразии

18.08.2017
V.Panfilova (NG)
В Кыргызстане зачищают политическое пространство

17.08.2017
"Dialog.tj"
Госдеп США оставил Таджикистан в списке нарушителей религиозных свобод

17.08.2017
K.Rivosheev (Kommersant)
Кыргызский депутат сел благодаря российскому бизнесмену

16.08.2017
V.Panfilova (NG)
Пентагон может создать военный центр в Душанбе

15.08.2017
A.Djumaylo (Kommersant)
China Gold может войти в проекты на Таймыре и в Кыргызстане

14.08.2017
"Informburo.kz"
По факту нападения на пограничников начато расследование – ДВД Жамбылской области

11.08.2017
A.Januzakov (365Info)
Предвыборные интриги в Кыргызстане: Атамбаев разругался со всей элитой

11.08.2017
"Uzdaily.uz"
Центральная Азия – главный приоритет внешней политики Узбекистана

11.08.2017
"Dialog.tj"
Кто виноват: вспоминая обстоятельства политических убийств в Таджикистане

10.08.2017
"Dialog.tj"
Узбекистан предоставил Таджикистану скидку 40% на транзит грузов

09.08.2017
"Asia+"
Выборы президента Кыргызстана как самый захватывающий политический сериал Центральной Азии

09.08.2017
"Afghanistan.ru"
Афганистан и “трамповская” стратегия продолжения войны

Все материалы раздела