Разделение по Веберу. Европа, кажется, знает больше о Центральной Азии, чем мы думаем
пятница, 6 мая 2016 г. 12:29:03
Обнародованная недавно аналитическая записка, составленная по запросу Комитета Европарламента по иностранным делам, критически анализирует Стратегию ЕС по Центральной Азии, принятую в 2007 г. Эксперты отмечают «растущую дифференциацию в регионе» и ставят под сомнение «насколько Центральная Азия все еще представляет собой единый целостный регион?» Критики рекомендуют ЕС «сосредоточиться на нескольких ключевых областях в двух, трех или более странах, где ЕС может достичь конкретных результатов».
 
В течение трех дней – 30 марта и 1 апреля 2016 г. – действующий председатель ОБСЕ и министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер нанес зондажный визит в три страны Центральной Азии: Кыргызскую Республику, Таджикистан и Узбекистан. Интересно, что две другие страны – Казахстан и Туркменистан были исключены из этого регионального турне. Вполне вероятно, это этот выбор был сделан неслучайно, учитывая немецкую точность. До недавнего времени чиновники ЕС часто сетовали о несоответствии получаемой информации тому, что они видят и что слышат, но теперь, по-видимому, Европа решила запрыгнуть на подножку уходящего поезда и отточить свою игру в центральноазиатских вопросах.
 
Вообще, если трезво оценить летопись парада независимости стран социалистического лагеря, страны Центральной Азии многим обязаны именно ОБСЕ, организации-наследнице СБСЕ, собравшей под своей эгидой все постсоветские новые независимые государства в январе 1992 г. после банкротства и бесславного распада СССР, что еще до их вступления в ООН скрепило столь необходимый им государственный суверенитет, а также обеспечило им глобальную трибуну для озвучивания своих интересов в качестве полноправных членов международного сообщества. Первоначальные гиперожидания некоторых из стран Центральной Азии и планы по превращению в новые Швейцарию или Катар быстро растворились в воздухе, столкнувшись со сложным развитием ситуации на местах, что привело к тому, что все пять стран были вынуждены проводить столь отличные друг от друга траектории развития собственного хозяйства.
 
Тем не менее, более пристальный анализ общедоступных документов дает основание предположить, что в соответствующих центрах принятия военно-политических и финансово-экономических решений Европы, которой движут в первую очередь основополагающие ценности материализма, либеральной демократии и мирного межгосударственного сосуществования, выкристаллизовалось новое понимание Центральной Азии, разделяющее регион на две отдельные группы:
 
– более состоятельные, более светские и менее проблематичные Казахстан и Туркменистан;
 
– и менее состоятельные, менее светские и более проблематичные Кыргызская Республика, Таджикистан и Узбекистан.
 
Дело в том, что в последней группе актуальны болезненные и чувствительные общие проблемы делимитации границ, распределения воды и воинствующего экстремизма, которые лидеры этих стран не смогли решить в течение последней четверти века.
 
Такая предпосылка, хотя явно не артикулирована, но очевидно, имеет место быть, судя по обнародованной недавно инсайдерской аналитической записке, запрошенной Департаментом политики Комитета Европарламента по иностранным делам, которую следует очень внимательно прочитать между строк. Она критически анализирует Стратегию ЕС по Центральной Азии, принятую в 2007 г. по инициативе Германии, в которой покрываются почти все сферы сотрудничества: от незаконного товарооборота оружием до расширения прав и возможностей молодежи. Коллегия рецензентов данного доклада отметила «растущую дифференциацию в регионе» и ставит под сомнение «насколько Центральная Азия все еще единый целостный регион?» Вместо этого она рекомендует «сосредоточиться на нескольких ключевых областях в двух, трех или более странах, где ЕС может достичь конкретных результатов». Она также приводит расходы, которые составляют примерно 750 миллионов евро, израсходованные в 2007-2013 гг, и около 1 млрд евро, которые ЕС планирует потратить в регионе в 2014-2020 гг.
 
Действительно, в соответствии с оценками журнала Global Finance Magazine (GFM) в 2015 г., Казахстан занимает гордое место среди 50-ти самых богатых стран в мире с ВВП (ППС) на душу населения свыше 25,000 долл США, что, по оценкам журнала, превышает аналогичный показатель Китая, Ирана, Латвии, Турции и России и быстро приближается к социально-экономическим параметрам Польши. Гибкая политика Астаны принесла лавры от председательствования ОБСЕ в 2010 г. и визита Папы Иоанна Павла II в Казахстане, а также позволила стране относительно хорошо интегрироваться в международные рынки. Сегодня ценники некоторых продуктов в Европе гордо демонстрируют изображение казахского флага и национальной валюты тенге. В декабре 2015 г. ЕС подписал с Казахстаном так называемый документ нового поколения – Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве, где подчеркивается трансформация Казахстана с уровня реципиента помощи до уровня нового партнера ЕС.
 
Провозглашенная Туркменистаном политика государственного нейтралитета, хотя и эксцентричная на западный взгляд, призвана играть двойную роль. Она позволяет Ашгабату эффективно отгородиться от кажущейся враждебной региональной среды и одновременно поддерживать максимально возможные рабочие отношения с иностранными партнерами, которые отвечают собственным приоритетным национальным интересам Ашгабата. Согласно рейтингу GFM, Туркменистан находится на 77-ом месте среди самых богатых стран с ВВП (по ППС) на душу населения в 16,000 долл. США, и докладная записка ЕС предполагает «вероятное прекращение выделения помощи Туркменистану в 2017 г., когда страна достигнет статуса страны с высоким средним доходом». В среднесрочной перспективе Европа планирует снизить свою зависимость от российского газа через активное вовлечение Туркменистана в развитие Транскаспийского газопровода для дальнейшего соединения со своим Южным коридором.
 
После свирепых революций в Грузии, Украине и Кыргызстане, а также арабской весны, слово «демократия» стало отождествляться с хаосом, опустошением и прочими негативными оттенками. В регионе свободной страной считается только Кыргызская Республика, которая все еще не отошла от перманентной революционной лихорадки, в духе которой национальным праздником был провозглашен 7 апреля 2010 года – день свержения ныне изгнанного экс-президента Курманбека Бакиева и день, когда предположительно пали цепи коррупции, кумовства и тирании. Подавляющее большинство в Центральной Азии по-прежнему твердо убеждены в том, что арабская весна наступила не в результате нереализованных в течение долгих десятилетий социально-экономических и политических реформ, а была затеяна исключительно западными интригами, следы которых ведут в Вашингтон и европейские столицы.
 
Таджикистан является самой бедной страной в СНГ, зависимой от внешних денежных переводов. После временного ослабления гаек и существования единственной легальной Партии исламского возрождения в Центральной Азии – ПИВТ, власти в Таджикистане начали ожесточенную борьбу со всеми ее сторонниками и сочувствующими, которые на самом деле внесли свою лепту в завершение затяжной гражданской войны. Узбекистан за прошедшую четверть века искусно избегал политических потрясений разношерстной природы, методично раздробив и перебив всех, кто мог составить гражданскую и религиозную оппозицию режиму как внутри страны, так и за ее пределами. Нарастившие мощные мускулы силы безопасности зорко следят за малейшими рисками в стране и регионе.
 
Разительно отличаясь от своих богатых соседей, Кыргызстан (142), Таджикистан (153) и Узбекистан (127) входят в число 60 беднейших стран среди изученных 185 стран мира. 
 
Большая часть их нынешних пограничных и водных споров восходит к странной логике советского национально-территориального размежевания, создавшей мозаичный лабиринт, завязанный вокруг Ферганской долины с проникающими вдоль и поперек внешними и внутренними границами трех государств. Ярким примером служит эксклав Сох Узбекистана, расположенный в Кыргызстане, но где проживает в основном население, говорящее на таджикском языке. Гид для путешественников Caravanistan даже предупреждает ищущих приключения велосипедистов и байкеров о необходимости соблюдать осторожность на большинстве пограничных переходов, которых нет ни на Google Maps, и «не все в полной мере знают, где проходит граница». Множество человеческих жертв уже случилось из-за пограничных инцидентов. Наибольшее количество центрально-азиатских мигрантов в России, как и тех, кто присоединился к ИГИЛ, согласно Soufan Group, происходят из этих весьма уязвимых в социально-экономическом и религиозном отношении стран. С начала 2000 г. ЕС финансирует два успешных проекта: по управлению границами в Центральной Азии (БОМКА) и Программа борьбы с наркотиками в Центральной Азии (КАДАП) – которые подготовили несколько сотен офицеров по современным превентивным методам по отношению к транснациональным угрозам, исходящим изнутри, так и за пределами региона.
 
До своей поездки в Центральную Азию министр иностранных дел Германии Штайнмайер подчеркнул стратегическое значение региона, где сталкиваются интересы крупных региональных держав – России, Китая и Ирана. Возможно, он имел в виду, что налицо уверенное наращивание позиций Москвы в Кыргызстане, Пекина – в Узбекистане и Тегерана – в Таджикистане. Этот визит пришелся на время, когда обострилась ситуация вокруг кыргызско-узбекской границы на фоне растущего недоверия между всеми тремя странами. На самом деле Узбекистан имеет договоры о вечной дружбе как с Кыргызской Республикой, так и с Таджикистаном, подписанные в 1996 и 2000 гг., соответственно. Очевидно, эти договоры превратились в пух и прах, т.к. их положения предполагали обязательства стран не вступать в военные союзы и не предоставлять свои территории, системы связи и инфраструктуру в использование третьих стран. И Бишкек, и Душанбе предоставили свои территории российским военным базам и входят в контролируемый Москвой военный блок ОДКБ.
 
ЕС рассматривает Узбекистан как enfant terrible, как страну, где миссия ЕС обречена на невыполнимость. На этот счет аналитический документ ЕС констатирует весьма выразительно: «с режимом чрезвычайно трудно работать“. Теоретически Узбекистан может легко припугнуть своих бедных соседей, которых он воспринимает как пешек, вращающихся вокруг орбиты Москвы. Согласно другому докладу ЕС, в 2011 г. Узбекистан взорвал отрезок своей собственной железной дороги, ведущей в Таджикистан, оборвав туда все поставки газа и товаров из-за конкуренции за лакомые ресурсы в рамках Северной распределительной сети и чтобы подчеркнуть свою важность для Запада в противовес России. По сути, обострения пограничных вопросов, как правило, приводят к государственному перевороту и революции в Кыргызстане. В марте 2005 г. одним из основных спусковых крючков, который привел к смещению Аскара Акаева с президентского кресла, стало подписание необнародованного Договора о границе с Китаем, и этот факт кыргызская оппозиция раскручивала и эксплуатировала больше всего.
 
Германия, как основной генератор идей и локомотив Европы, отнюдь не наивный игрок в делах Центральной Азии. Штаб-квартира Transparency International, выпускающей авторитетные годовые отчеты об Индексе восприятия коррупции, находится в Берлине. Страны Центральной Азии – где взяточничество среди белых воротничков более распространено, чем организованная преступность – в соответствии с последними отчетами 2015 г., оцениваются следующим образом: Казахстан и Кыргызская Республика (123), Таджикистан (136), Узбекистан (153) и Туркменистан (154) занимает самое последнее место среди 168 исследованных стран. Узбекско-германский форум по правам человека критикует принудительный труд в узбекском хлопковом секторе. Доклад Amnesty International 2015 года о применении пыток в Узбекистане был обнародован именно в Берлине в апреле 2015 г. Отношения Узбекистана как с ЕС, так и с ОБСЕ осложнились после их призыва к независимому расследованию кровопролития в Андижане. С тех пор Центр ОБСЕ в Ташкенте был закрыт и сведен к статусу Координатора проектов ОБСЕ в Узбекистане, что означает, что каждый проект заранее должен быть согласован с соответствующими органами. Вместе с тем, именно Германия инициировала прекращение санкций ЕС, что выровняло подпорченные отношения.
 
Как отмечает вышеупомянутый документ ЕС, «отношения с важными странами часто освещаются на национальном уровне с некоторой помпой, подчеркивая важность того или иного государства Центральной Азии ЕС». Поэтому, хотя г-н Штайнмайер намеренно вышел из самолета с портфелем с логотипом ОБСЕ, СМИ Узбекистана, в отличие от медиа Кыргызстана и Таджикистана, освещали визит как двусторонний визит министра иностранных дел Германии, во всех пресс-релизах поставив его титул действующего председателя ОБСЕ только после титула министра. И кыргызские, и таджикские президенты, в отличие от своего коллеги в Ташкенте, разместили фотографии, где они позируют вместе с министром иностранных дел Германии, доказывая правоту аргумента, высказанного в докладе ЕС, о том, что «ЕС мало что может сделать, чтобы сплотить сопротивляющиеся страны вокруг вопросов, которые они либо воспринимают по-разному, либо в которых они не заинтересованы вообще».
 
Без сомнения, своеобразное разделение стран Центральной Азии по уровням финансовой обеспеченности и светскости, словно по теоретическим соображениям Макса Вебера, может облегчить работу Европейского Союза, его централизованных агентств и многих других организаций на международной арене и позволит им более утонченно подходить и иметь дело по-прежнему со смутным для внешнего мира регионом. Тем не менее, для чуткого понимания насущных подводных камней, движущих настоящими и будущими процессами, возможно, необходимы глубокие научно-исследовательские работы. Как ЕС, так и ОБСЕ отмечают, что страны региона, за исключением Кыргызстана, несмотря на разные уровни достатка, медленно, но неуклонно откатываются к авторитаризму и все меньше склонны проводить свободные и справедливые выборы.
 
Тем не менее, Узбекистан может похвастаться статусом самой счастливой страны среди стран СНГ, в соответствии с рейтингом Всемирного доклада о счастье, а доклад Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) опроверг все ожидания, поставив Казахстан и Туркменистан в список стран с самым высоким уровнем самоубийств среди подростков.
 
Представляется, что своевременное определение и более пристальное изучение изменяющихся новых концептуальных подходов зарубежных стран и международных организаций по отношению к государствам Центральной Азии может заставить страны этого региона посмотреть на собственные возможности со стороны, сделать соответствующие выводы и набраться необходимой воли измениться к лучшему.
 
Забихулла Саипов
04.05.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
avtogid.kg


Публикации Авторов:

15.10.2019
V.Panfilova, NG
Назарбаев убеждает, что в Казахстане лишь один президент

11.10.2019
D.Karimov (RG)
ЕАЭС расширяет зону свободной торговли

08.10.2019
"Zonakz.net"
Против кого ИГИЛ пойдет войной — против движения Талибан в Афганистане или против стран Центральной Азии?!

08.10.2019
"Kokshetau Asia"
Интеграция ЦА - альтернатива новому СССР

05.10.2019
"Lenta.ru"
Обнародован сценарий ядерной войны в 2025 году

05.10.2019
"EADaily"
В Кыргызстане рассказали, сколько стоят парламент и Генеральная прокуратура

03.10.2019
"Podrobno.uz"
Матвиенко о возможном возвращении Узбекистана в ОДКБ

03.10.2019
"Podronmo.uz"
В Узбекистане не все поддерживают вступление страны в ЕАЭС

03.10.2019
V.Panfilova, NG
Евразийский экономический союз расширится за счет Узбекистана

02.10.2019
M.Mihaylenko (DS)
Выдавить Россию. Как Китай переваривает Центральную Азию

02.10.2019
"Tengrinews"
Малахов в прямом эфире извинился перед кыргызами: "Кечирип коюнуздар"

01.10.2019
A.Khodasevich, NG
Лукашенко в поставках нефти надеется на Нур-Султан

30.09.2019
K.Aysin (VM)
Лингвист усмотрел оскорбление народа и призыв к коррупции в словах Малахова

30.09.2019
"SNG.Tofay"
Глава МИД Узбекистана призвал взглянуть на Центральную Азию по-другому

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней