Как разрешить замкнутый круг проблем водно-энергетического сотрудничества в Центральной Азии
вторник, 3 мая 2016 г. 22:37:01
Неравномерность распределения водных ресурсов в Центральной Азии обуславливает конфликт интересов ключевых поставщиков воды (Таджикистан и Кыргызстан) и ее основных потребителей (Узбекистан, Казахстан и Туркменистан). Налицо замкнутый круг: энергетические приоритеты стран верховья противоречат сельскохозяйственным интересам стран низовья, так как одним, в первую очередь, нужна электроэнергия, а вторым – вода для развития орошаемого земледелия. Но идеальная замкнутость этого круга говорит о том, что это – поле для абсолютно взаимовыгодного сотрудничества.
 
Что мы теряем от неэффективного управления водными ресурсами и отсутствия кооперации в системе энергетики?
 
В части использования водных ресурсов, система ирригации стран низовья, в особенности – крайне неэффективна и расточительна. Согласно данным Всемирного Банка и ООН, в настоящее время потери от слабой системы управления водными ресурсами (устаревшие и неэффективные ирригационные системы, каналы, меры регулирования водостоков, прочее) в бассейне оцениваются в районе $4,6-4,9 млрд в части недополученной выгоды от сельскохозяйственного производства, что составляет 26% от общего сельхозпроизводства стран Аральского бассейна. Если распределить по странам, то данные потери составляют 34% всего урожая Туркменистана, 29% Узбекистана и 28% Таджикистана.
 
С другой стороны, развал так называемой Единой энергетической системы ЦА, связанный с массовым нарушением норм отбора странами-членами ЦАЕЭС и пиковыми нагрузками, привел к тому, что региональная торговля энергоресурсами упала на 90 процентов с начала 2000-х годов, что повлекло за собой зимнюю нехватку электроэнергии в странах верховья. При этом страны низовья потеряли доступ к рынку значительно более дешевой гидроэлектроэнергии в летний период, тем самым вынудив страны верховья искать новые рынки сбыта в Западной и Южной Азии.
 
Таджикистан вообще оказался на грани тотальной катастрофы после того, как Ташкент отключил режим автоматического перетока ЦАЭЕС в начале крайне холодного 2007 года, что, в том числе, привело к остановке промышленности и прекращению подачи электроэнергии практически по всей территории страны. 

По оценкам CAREC, потери от неиспользования интегрированной оптимальной системы управления энергетикой в регионе ЦА составляют порядка $2,1 млрд.  
 
В результате на сегодняшний день мы имеем все более усугубляющийся разрыв энергетических связей и нарастание водных противоречий, постоянно предъявляемые друг другу упреки и претензии, которые в большей степени дезинтегрируют государства, а не сближают их. Обостряет ситуацию динамично растущее население и, соответственно, потребность в воде, нерациональное водопотребление вследствие использования устаревших ирригационных и дренажных систем в странах региона. В период после обретения независимости проблема управления водно-энергетическими ресурсами крайне обострилась по причине развала предыдущей модели, а также на фоне ускорения процессов изменения климата. Отсутствуют эффективные институты, информационные системы и инфраструктура планирования, мониторинга и совместного управления.
 
Изменение климата обостряет существующие противоречия. Усиленное таяние ледников порождает высокий риск наводнений и ведет к серьезному сокращению запасов пресной воды в летний сезон. Кроме того, таяние ледников может также негативно повлиять на выработку энергии гидроэлектростанциями. По оценкам ООН и Всемирного Банка, средний рост температуры в регионе на порядка 0.5С уже привел к исчезновению порядка 30% ледникового покрова в странах верховья. В ближайшие 50 лет ледники Памиро-Алая, питающие все водные артерии региона исчезнут на 50%. И это при предсказанных темпах роста температуры.
 
Однако процессы изменения климата и потепления ускоряются. Ежегодный рост температуры уже составляет 2С, а значит, скорость таяния ледников растет. Отсутствие системы регулирования стоков через плотины совместного использования ведет к тому, что участившиеся сели и наводнения наносят ущерб как странам верховья, так и низовья, а в период засухи невозможно использовать накопленные запасы для ирригации. Также согласно данным Всемирного Банка, изменение климата может также сказаться на будущем речного стока, так как ледники в бассейне реки Вахш уже отступают.
 
Основные вероятные воздействия изменения климата в последующие десятилетия включают: (а) сдвиг сезонного пика стока (на 1-2 месяца раньше), (б) увеличение общего стока в течение около полувека (в то время как тают ледники), и (в) последующая полная зависимость стоков от осадков с непредсказуемыми изменениями объёма и распределения.
 
«Дилемма заключенного», когда все теряют все
 
Итак, очевидно, что в настоящее время страны региона не могут достичь консенсуса по вопросу о принятии единого механизма для управления водными ресурсами, который обеспечит адекватные политические, экономические и экологические выгоды для всех. Каждая страна пытается решить эту проблему в одностороннем порядке, в ущерб другим. Основная проблема заключается в том, что каждое государство имеет собственные цели для использования водных ресурсов, которые не обязательно совпадают. 

Имеет место коллективная неспособность совместно принимать решения по управлению водными ресурсами как единым региональным благом в Центральной Азии, что ведет к чрезмерному использованию воды, потерям и неэффективности. Соседняя Россия добавляет масла в огонь, поддерживая те или иные экономические проекты, чтобы получить выгоды для региональной безопасности.
 
Политика этих государств напоминают «дилемму заключенного», где двое заключенных отказываются сотрудничать – даже в своих собственных интересах – если преследование личных целей приносит даже меньшую пользу, чем сотрудничество. В итоге коллективно теряют все, если не сотрудничают.
 
Пути разрешения противоречий
 
Итак, ключевой вопрос заключается в том, является ли цена в 7 миллиардов долларов существующих потерь от отсутствия кооперации в водно-энергетической сфере, не учитывая, возможно, еще более высоких потерь от вероятного обострения проблемы глобального потепления, достаточным аргументом для того, чтобы правительства и экспертные сообщества стран региона наконец-то сели за стол переговоров и нашли взаимоприемлемые пути налаживания сотрудничества?
 
Совершенно очевидно, и существующий опыт показывает, что экономическое и техническое сотрудничество – абсолютно взаимовыгодно всем странам: как низовья, так и верховья. Однако основным препятствием является отсутствие политической воли и механизмов доверия в рациональном использовании водных ресурсов и соблюдения норм отбора воды, особенно в свете планов стран верховья, Таджикистана и Кыргызстана осуществить строительство высоких плотин для решения насущных социально-экономических проблем.

В этой связи, строительство новых гидроэлектростанций с крупными водохранилищами в Таджикистане и Кыргызской Республики, как представляется, является стратегией максимизации благосостояния для всего региона. Выгоды для стран верховья более очевидны с точки зрения доходов от расширения производства как внутри страны, так и на экспорт (в том числе, предлагая более дешевую энергию для стран ниже по течению). Однако страны низовья также могут извлечь выгоду от наличия высоких плотин вверх по течению. Это приведет к увеличению воды для орошения и способности к адаптации сельского хозяйства в экстремальных погодных явлений (в засушливые и очень влажные годы).
 
Максимизация выгод от строительства крупных ГЭС для всех стран региона
 
Безусловно, основным яблоком раздора является непримиримое противодействие со стороны Узбекистана в строительстве Рогунской ГЭС Таджикистаном. Данная ГЭС рассчитана на высоту плотины в 335 м и генерацию порядка 3,6 млрд кВт часов электроэнергии. Страны низовья опасаются, что строительство Рогуна нарушит водный баланс и приведет к засухе. В то же время данная ГЭС является стратегическим приоритетом в решении целого спектра социально-экономических проблем Таджикистана.
 
Технико-экономический анализ, проведенный экспертами Всемирного Банка, показывает, что проект строительства Рогунской ГЭС является технически безопасным и экономически оправданным. Как Таджикистан,  так и страны низовья потенциально могут получить больше преимущества, если плотина будет эксплуатироваться в совместном режиме. Рогунская ГЭС может эксплуатироваться таким образом, что позволит как увеличивать летний сток в засушливые годы, так и генерировать больше энергии, чем при историческом режиме стока. В засушливые годы страны низовья страдают от снижения летних потоков, и Таджикистан страдает от снижения производства энергии в зимний период в результате сокращения зимних потоков.
 
Предварительный анализ, проведённый Всемирным банком, свидетельствует о том, что кооперативный режим работы Нурекской и Рогунской ГЭС может давать множество преимуществ как для стран низовья, обеспечивая им дополнительную воду в засушливые годы, так и для Таджикистана, способствуя увеличению производства энергии зимой и экспорта летом, в засушливые годы. Освобождение дополнительных 3,0 млрд кВт часов в засушливый год потенциально может компенсироваться сохранением того же самого количества в последующий влажный год. Такой исход был бы явно предпочтительнее для Таджикистана и стран низовья в сравнении с простым поддержанием исторических стоков. В сущности, плотины на Нурекской и Рогунской ГЭС потенциально могут быть использованы для выравнивания ежегодных потоков в разные годы в пользу Таджикистана и стран низовья.
 
Таким образом – проблема Рогуна, а также Камбараты – вопрос доверия и политики, а значит, основная проблема заключается в восстановлении доверия между правительствами, что только возможно при условии прямого переговорного процесса между странами региона напрямую и без посредников. В то же время уполномоченные органы ООН могли бы выступить гарантом соблюдения договоренностей особенно в части использования квот водопользования определённых имеющимися соглашениями.
 
В свою очередь восстановлению политического доверия могли бы помочь наличие эффективных институциональных и финансовых механизмов для содействия соблюдению договоренностей. Согласно Всемирному Банку[4], при любых режимах эксплуатации плотины Рогунской ГЭС, будут выгоды для прибрежных стран в плане разработки дополнительных институциональных механизмов – будь то международно-правовые обязательства, финансовые гарантии, или то и другое – чтобы убедиться, что водохранилище будет построено, заполнено, и будет эксплуатироваться согласно договоренностям. Эффективные механизмы управления трансграничными водными ресурсами Амударьи/Вахша будут наиболее полезными, если они смогут (а) создать взаимную выгоду, (б) включать в себя беспристрастные технические и правовые механизмы, и (в) предоставить гарантии их соблюдения. Как было показано выше, кооперативный режим управления сможет создать взаимные выгоды для Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана и Афганистана.

Международный опыт показывает, что соглашение по управлению Вахшским каскадом будет наиболее эффективным, если в него будут интегрированы беспристрастные технические механизмы, которые позволят решать некоторые вопросы, не прибегая к общению на политическом уровне. 

Примерами таких механизмов, будут включение (а) механизмов технического мониторинга и механизмов по обмену данными для предоставления всем сторонам надежной и актуальной информации о снежном покрове, стоке воды, хранении и сбросах (например, совместная эксплуатация диспетчерской плотины Итайпу совместной командой из Бразилии и Парагвая); и (б) механизма разрешения споров, где последним шагом является имеющее обязательную силу решение нейтральной третьей стороны (например, независимый эксперт, арбитражный трибунал или суд).
 
Если будет политическая воля и доверие, как Таджикистан, так и Кыргызстан (особенно в свете недавнего отказа России от финансирования проекта Камбарата-2) очевидно выиграют от создания международного консорциума в строительстве крупных ГЭС. Международный опыт показывает, что разумная реализация такого крупного проекта обычно включает в себя распределение рисков путём долевого участия других стран, возможно, включая страны, расположенные ниже по течению. Такая структура финансирования может создать наиболее выгодные условия, избежать иностранного контроля над стратегическими активами, а также обеспечить гарантиями соблюдения кооперационным подходам к режиму эксплуатации. Это создаст преимущества для всех прибрежных стран, что может улучшить перспективы и обеспечить широкую международную вовлеченность всех прибрежные государств к мониторингу соблюдения условий.
 
Выгоды для Узбекистана
 
Более того, вследствие строительства ГЭС Узбекистан также получает возможность расширения орошения земельных площадей в Кашкадарьинской области, в которых он испытывает недостаток. Кроме того, узбекские ТЭЦ получат возможность встать на летний ремонт, используя более дешевые ресурсы гидроэнергетики. Если же восстановить единую энергосистему, и подавать в  Узбекистан  летний излишек электроэнергии, вырабатываемый таджикскими ГЭС, то выгода будет обоюдная. В частности согласно исследованию Всемирного Банка[5], Узбекистан мог бы сэкономить не менее $60-70 млн в год , если в течение летних месяцев страна бы импортировала в среднем 1,400 ГВтч от богатых гидроэнергетическими ресурсами соседей с импортными тарифами около $0,035 / кВт · ч , что на 60 процентов ниже, чем стоимость тепловой генерации вырабатываемой в Узбекистане. Также более эффективное использование региональных гидроэнергетических ресурсов позволит сократить потребность в новых генерирующих мощностях. 

Согласованный оптимизированный режим сезонной торговли электроэнергией со странами помог бы избежать необходимости строительства порядка 500 МВт тепловых генерирующих мощностей в Узбекистане. Это позволит сохранить стоимость инвестиций в размере около $700 млн, если бы эти ТЭЦ были бы построены.
 
Между тем решение проблемы водно-энергетического сотрудничества, помимо региональных мер и механизмов доверия, также требует национальных мер реформы внутренней политики управления водными ресурсами, систем ирригации и энергетики во всех странах региона в отдельности.
 
В частности, учитывая, что Таджикистан и Кыргызстан страдают от острой нехватки электроэнергии зимой, вопрос зимней нехватки энергии может быть решён следующими способами: проведением реформ для улучшения работы и финансовой устойчивости энергетического сектора; реализацией планов повышения эффективности использования электроэнергии, в целях сокращения неэкономичного использования электроэнергии; сокращением коррупции и потерь, включая финансовый менеджмент и корпоративное управление сектора. По разным оценкам уровень потерь энергетической системы в Таджикистане и Кыргызстане крайне высок, порядка 35-40% в то время как допустимые технические потери не должны превышать 20% даже при текущем уровне износа передающих сетей.
 
В свою очередь для стран низовья остро встает необходимость повышения эффективности системы ирригации и орошения, которые сильно изношены и ведут к крупным потерям воды в процессе орошения. Возможно, Узбекистану, Казахстану и Туркменистану  стоит внедрить серьезные меры по стимулированию рационального использования водных ресурсов в сельском хозяйстве через повышение тарифов и модернизацию систем ирригации, в том числе используя опыт капельного орошения, внедрение более затратных культур, в том числе через сокращение посевов хлопчатника и либерализацию частного фермерства со свободой в выборе культур.
 
Бахриддин Каримов 
02.05.16

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
кыргызстан авто


Публикации Авторов:

13.02.2020
G.Ivanova (Iz)
Свято место: почему США возвращаются в Центральную Азию

13.02.2020
"Eurasia.expert"
ЕАБР профинансирует масштабный инфраструктурный проект в Казахстане

12.02.2020
V.Panfilova, NG
Туркменистан укрепляет границу с Афганистаном

11.02.2020
"Nezavisimaya gazeta"
К-Т. Токаев уволил силовиков

10.02.2020
V.Panfilova, NG
Погромы в Казахстане покрывали госорганы

06.02.2020
V.Panfilova, NG
Душанбе не спешит в Евразийский союз

06.02.2020
"RIA Novosti"
В Москве умер сын экс-президента Кыргызстана, сообщили СМИ

04.02.2020
V.Panfilova, NG
Госдеп США представил новую стратегию по ЦА

30.01.2020
E.Tishenko (vechastana.kz)
В Казахстане снизился уровень коррупции

30.01.2020
V.Panfilova, NG
Узбекистан может стать наблюдателем в Евразийском союзе

29.01.2020
“Avesta”
Минздрав Таджикистана опроверг слухи о попадании коронавируса в страну

27.01.2020
"HAMSINF.com"
Коронавирус уже в Таджикистане: двое погибших, около сотен зараженных

23.01.2020
"Eurasianet.org"
Туркменистан: где же покупатели?

22.01.2020
"Nur.kz"
Какие трудности ждут казахстанцев после введения новых правил обмена валюты

21.01.2020
V.Panfilova, NG
Таджикские выборы могут пройти по узбекскому сценарию

21.01.2020
"EADaily"
Узбекистан не собирается вступать в ЕАЭС

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней