Россия и Китай: бойтесь зарождающегося евразийского колосса?
понедельник, 26 октября 2015 г. 16:50:48
Могут ли эти великие державы сблизиться еще больше?
 
В последние недели внимание средств массовой информации во всем мире приковано к неожиданной военной интервенции России в Сирии. Некоторые издания в этих условиях начали думать и гадать: а не ввяжутся ли в эту драку китайские вооруженные силы? Такой вариант развития событий кажется крайне маловероятным, но этот вопрос - не совсем нелепый. В конце концов, всего несколько месяцев тому назад китайская военно-морская эскадра находилась в Черном море, где проводила совместные учения с российским флотом. Более того, присутствие ВМС КНР на Ближнем Востоке постоянно усиливается, поскольку осенью 2014 года Пекин направил первую группу боевых кораблей в Персидский залив, в том же году провел весьма квалифицированную эвакуационную операцию в Йемене, а в 2011-м сделал то же в Ливии. Кроме того, ВМС НОАК постоянно осуществляет антипиратское патрулирование в Аденском заливе. Пекин, который продолжает строить свое будущее в соответствии с концепцией «Один пояс — один путь», осуществляя свою собственную «привязку» к Западу, ожидают серьезные дилеммы в вопросах внешней и оборонной политики.
 
Тем не менее, поскольку российский президент Владимир Путин со своим сирийским гамбитом добивается все новых успехов в выводе Запада из равновесия, возникает срочная необходимость понять траекторию движения российско-китайских отношений. Долгие годы западные аналитики делали предположения о том, что связи Москвы и Пекина стоят немногого, потому что они строятся чисто как брак по расчету, и в них присутствует мощный элемент взаимной подозрительности. В последнее десятилетие этот скепсис неоднократно оправдывался, например, в сфере различных двусторонних энергетических проектов, которые в лучшем случае продвигались медленно, а также в области весьма вялых политических инициатив находящейся под совместным управлением Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Но западные стратеги правы, когда пристально наблюдают за этими взаимоотношениями, поскольку их серьезное укрепление может привести к возникновению «евразийского колосса» (правда, не с одной столицей, а с двумя), о котором давно уже предупреждают знатоки геополитики.
 
Признаки устойчивого укрепления и развития российско-китайского партнерства весьма заметны. Обмен президентскими визитами и присутствие на празднованиях годовщин двух стран (при весьма заметном отсутствии западных лидеров) демонстрирует их общую изоляцию в современных условиях, а также общую историю катастрофических потерь в колоссальном пожарище Второй мировой войны. В китайском военном журнале «Военная наука Китая» (中国军事科学) недавно была опубликована статья, в которой говорится об этой общей истории и исследуется «китайско-советское сотрудничество во время мировой антифашистской войны». В главе о Второй мировой войне авторы пишут, что Москва за четыре года после знаменитой Нанкинской резни в 1937 году оказала Китаю внушительную помощь, поставив туда почти тысячу самолетов (на которых летали летчики-добровольцы). Об этой исключительной помощи говорят редко, и на то есть множество причин. Похоже, что для Москвы эта щедрая помощь стала важным стратегическим просчетом перед фашистским вторжением, поскольку эта авиация очень пригодилась бы Красной Армии в качестве важного резерва. В Китае советская помощь в годы Второй мировой войны тоже очень редко обсуждалась на протяжении многих десятилетий, потому что значительная ее часть шла к китайским националистам, а не к коммунистам, а еще потому, что из-за возникшей в 1960-е годы советской угрозы эта историческая информация шла вразрез с общепринятыми антисоветскими взглядами маоистов.
 
Данные исторические факты действительно интересны и важны, но в этом издании рубрики Dragon Eye мы сосредоточили внимание на современном состоянии российско-китайских отношений. По поводу «стратегического треугольника», который обрел известность благодаря дипломатическим пируэтам Генри Киссинджера (Henry Kissinger) в начале 1970-х годов, очень занятную точку зрения в середине 2015 года предложило издание Китайской академии общественных наук «Исследования России, Восточной Европы и Центральной Азии» (俄罗斯东欧中亚研究). Этот журнал провел любопытный анализ западных материалов о развитии российско-китайских отношений. Такие обзоры - не редкость в китайских журналах по общественным наукам, а этот отличается добротной основательностью, поскольку в нем приводятся данные из солидных аналитических статей на тему российско-китайских отношений, появившихся в этом почтенном издании. В данном обзоре говорится о том, что западные аналитические материалы по своему характеру поверхностны, а также весьма пессимистичны (... «стенания по поводу спада в российско-китайских отношениях»...).
 
В исследовании приводится краткая история развития российско-китайских отношений в период после окончания холодной войны, начиная с четкого заявления Москвы во время тайваньского кризиса 1995-1996 годов о том, что ее политика «единого Китая» не претерпит изменений. Войны на Балканах действительно сблизили Россию и Китай, но в исследовании отмечается, что российско-китайские отношения «столкнулись с вызовом 11 сентября», потому что Россия какое-то время очень сильно склонялась в сторону США. В статье отмечается интересная деталь: Пекин не поддержал открыто Москву в 2008 году во время ее войны с Грузией. В этом анализе также отмечается кажущаяся склонность бывшего президента Дмитрия Медведева к «целоваться с США, пренебрегая Китаем» (亲美疏中). Однако, как отмечают авторы исследования, укрепление связей между Москвой и Пекином началось еще задолго до украинского кризиса. В частности, авторы называют важным переломным моментом интервенцию Запада в Ливии, осуществленную в 2011 году. Ни русский медведь, ни китайский дракон не приветствовали отголоски «арабской весны» в своих регионах. На самом деле, у них была схожая точка зрения, заключающаяся в том, что Запад изо всех сил стремится к смене режимов в России и в Китае. Потребность остановить эти тенденции проявилась в середине 2012 года в координации дипломатических усилий России и Китая с целью недопущения санкций ООН против режима Асада в Дамаске. Конечно, есть и другие доказательства сближения. Скажем, повторно заняв пост президента России в 2012 году, Путин свой первый зарубежный визит нанес в Китай. То же самое в 2013 году сделал Си Цзиньпин, когда стал китайским руководителем. Нет сомнений и в том, что украинский кризис помог создать «новую норму» в российско-китайских отношениях. В данном исследовании продемонстрировано глубокое понимание того, что западных аналитиков серьезно тревожит перерастание данных отношений в полномасштабный военно-политический альянс.
 
Авторы китайского анализа добросовестно фиксируют скепсис в западных оценках по поводу подлинно стратегической координации действий России и Китая. Например, там приводится высказывание одного известного западного ученого, полагающего, что в российско-китайских отношениях «полно слабостей». Авторы отмечают, что и другие западные аналитики подчеркивают ограничения данного партнерства, а также его «асимметричный» характер. Что касается последней особенности, в исследовании звучит предположение о растущей «разнице возможностей» (实力差距) между двумя странами, и отмечается мнение Запада о том, что в этих двусторонних отношениях Пекин все чаще становится ведущим, а Москва — ведомой. Одна из причин, по которой такие обзоры пользуются популярностью у китайских специалистов, заключается в том, что в них излагаются мнения и обеспокоенности, называемые в Китае (да и в Москве, раз уж на то пошло) неполиткорректными. Ведется некоторая дискуссия о конфронтационном наследии и о недоверии, сохранившемся со времен вооруженного пограничного конфликта, произошедшего на пике холодной войны. Здесь есть один любопытный момент. В этом анализе отмечается, что из-за такого недоверия Россия на культурном уровне неизменно отождествляет себя с Западом. Приводя конкретные примеры такого рода трудностей в двусторонних отношениях, авторы исследования вспоминают, как китайцы копируют российские образцы вооружений, из-за чего Москва с большим опасением относится к экспорту оборонных технологий в КНР. Далее они отмечают, что китайцы недовольны такими ограничениями, подозревая, что Москва просто хочет сохранить над ними превосходство в военной технике. По этой и другим причинам китайские аналитики делают вывод, что западные эксперты с пренебрежением относятся к так называемой «авторитарной оси» и считают такие отношения московским и пекинским «козырем для торга» с Западом. Вывод в обзоре звучит весьма мрачно: многие люди на Западе, обеспокоенные политикой России, тем не менее, реальным стратегическим противником считают Китай. Далее китайские авторы отмечают, что Запад всегда пытается «использовать Китай для сковывания России, а Россию для сковывания Китая».
 
Наблюдая за тем, как Путин развертывает свою сирийскую стратегию, а также за связанными с этим беспокойствами и беспорядками на Западе, многие китайские дипломаты, конечно же, настаивают на проведении Пекином классической политики выжидания (сидеть на заборе и смотреть, как тигры дерутся). Однако не исключено, что скептицизм западных аналитиков в оценке перспектив российско-китайских отношений является чрезмерным. Как говорилось выше, в различные периоды истории сотрудничество между Россией и Китаем иногда достигало очень высокого уровня. Не следует забывать, что одним из его результатов стало основание Коммунистической партии Китая. Как часто говорят, отнюдь не доказано, что антагонизм - это «естественное состояние» российско-китайских отношений. Двойного сочетания «перебалансировки» вкупе с тем, что Запад пока так и не выработал свой стратегический ответ на украинский кризис, может оказаться достаточно для укрепления этого крайне важного для геополитики евразийского противовеса.
 
Лайл Голдстайн — доцент Института морских исследований Китая (CMSI) при Военно-морском колледже США в Ньюпорте, Род-Айленд. Изложенные мнения принадлежат их автору и могут не отражать официальную точку зрения ВМС США и прочих ведомств американского правительства
 
Исиочник: "InoСМИ.ru"
26.10.15

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
ford


Публикации Авторов:

12.09.2019
V.Panfilova, NG
Токаев меняет экономическую повестку в связях с КНР

10.09.2019
"KazTAG"
Китайцы атаковали системы связи Казахстана ради слежки за уйгурами – СМИ

06.09.2019
"Regnum"
Кыргызстан занимает 110-е место во Всемирном рейтинге туризма

05.09.2019
"Afghanistan.ru"
Бывшие американские дипломаты опасаются гражданской войны в Афганистане

05.09.2019
"Nezavisimaya gazeta"
Из Кыргызстана уходят инвесторы

03.09.2019
A.Konstantinov, Ъ
Президент Казахстана поменял местами базис и надстройку

03.09.2019
V.Panfilova, NG
Токаев вывел элиту Казахстана за рамки госзакупок

31.08.2019
"Nezavisimaya gazeta"
Узбекский парламент готовится стать местом для дискуссий

29.08.2019
V.Panfilova, NG
Туркменистан примерил сингапурское экономическое чудо

29.08.2019
R.Mamtchiz, "Gundogar"
Иностранный бизнес проникает в Туркменистан

26.08.2019
G.Ibragimova, RIA
США готовятся к схватке за Центральную Азию. Вытеснят ли они Россию и Китай

24.08.2019
V.Panfilova, NG
США проявляют интерес к Казахстану и Узбекистану

23.08.2019
A.Alehova (365info)
Конфигурация политического поля страны меняется — Ашимбаев

23.08.2019
A.Evgrafov (rusevr.asia)
Зачем NED И ЦРУ пытаются дестабилизировать Казахстан?

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней