Центральная Азия страдает от валютных потрясений
пятница, 18 сентября 2015 г. 10:40:26
Власти Казахстана потратили 414 млн  долларов в течение двух дней с тем, чтобы остановить сползание валюты страны, тенге, который перешел психологически важный барьер в 300 тенге к доллару 16 сентября Но чрезвычайное правительственное вмешательство возможно было слишком поздним для таких людей, как продавец из Алматы Наталья Овчинникова, которая нервно озирается на возможность банкротства.
 
"Мы в шоке. Мы не знаем, что делать", говорит  Овчинникова, которая продает нижнее белье, импортируемые из Польши, Прибалтики, Турции в своем небольшом магазине в Алматы на Никольском  базаре. "Мы зависим от евро и доллара".
 
Всплеск курса доллара США по отношению к валютам развивающихся стран по всему миру стал причиной  многих рассказов о бедах в Центральной Азии, вынуждая правительства либо сдаться событиям, или прибегнуть к характерным авторитарным методам, чтобы отвечать ситуации.
 
Национальный банк Казахстана прекратил поддержку тенге в августе. В последующие недели курс валюты упал на 50%, а в последние несколько дней были особенно жесткими. 16 сентября курс тенге остановился на отметке 283 за доллар на Казахстанской фондовой бирже и достиг нового минимума в 300 тенге в обменных валютных пунктах. Центральный банк купил 144 млн. долларов 16 сентября, а затем последовала 270 млн-ная инъекция на следующий день. Это действие помогло восстановить часть потери тенге, но неясно, если это внезапное изменение политики следует воспринимать как обновленная приверженность правительства к устойчивому вмешательству.
 
Цена товаров в тенге, которые Овчинникова и другие торговцы как она, покупают за евро или доллары, сейчас поднимутся на 50%. Перспективы видны ясно. "Люди не будут покупать их – не будет торговли как сейчас", сказал EurasiaNet.org Овчинникова.
  
Обесценивание нацвалюты лишит многих в Казахстане роскоши, которыми они стали пользоваться в последние бурные годы развития.  "Когда считаете зарплату в долларах, это вызывает отрезание его большой части", рассказал один профессиональный работник в финансовом секторе Алматы EurasiaNet.org на условиях анонимности. "Это снижает мотивацию у персонала".
 
При более высокой стоимости жизни, многие не смогут экономить. И отпуска за рубежом, что многие представители казахстанского среднего класса считали само собой разумеющимся, теперь, кажется, могут стать непозволительной роскошью.
 
Ввиду всего этого, общественность в Казахстане, по-видимому, принимает события как они есть. В отличие от прошлого года, когда девальвация национальной валюты толкнула владельцев сбережений к осаде Национального банка и выходу на улицы Алматы в отчаянии, нет никакого заметного ропота недовольства.
 
События, встряхнувшие Казахстан, также ощущаются в соседнем Кыргызстане. За прошедший год, сом Кыргызстана потерял в весе почти на 30%, и ушел, в частности, в глубокое погружение примерно 70 сомов за доллар на этой неделе.
 
Чиновники Национального банка в Бишкеке сообщили о намерении прекратить поддержку сома в конце августа. Председатель Толкунбек Абдыгулов сказал тогда, что вмешательства на валютном рынке не произойдет, если не будет резких колебаний. Эта политика была отвергнута 14 сентября, когда Национальный Банк продал 17,6 млн долларов в своем первом вмешательстве с 23 июля.
 
Но и это сделало не так много хорошего. И положение для некоторых не облегчилось с недавним вступлением Кыргызстана в ведомый Москвой Евразийский союз торгового блока, который также включает в себя Казахстан, Армению и Белоруссию.
 
"Курс доллара вырос, как и таможенные сборы для импорта из Китая после того как мы присоединились к Евразийскому экономическому союзу, поэтому цены на наши товары выросли почти в два или три раза с начала августа", говорит Юлия Смирнова, 25 лет, которая продает принадлежности для ванной комнаты в магазине в центре Бишкека.
 
Торговцы на огромном рынке «Дордой» в Бишкеке говорят, что они вынуждены повышать свои цены ежедневно, чтобы не отставать от темпов роста доллара. Смирнова сказала, что воздействие сказалось особенно сильно на средний класс потребителей.
 
Остается подождать, если заработная плата будет отрегулирована в соответствии с внешними валютными потрясениями.
 
Аида Рыспаева входит в небольшую армию уличных торговцев в Бишкеке очень популярной марки «Шоро», традиционных кыргызских напитков. "Я продаю напитки уже почти восемь лет. Моя заработная плата составляет 6000 сомов ($ 87). Она не изменилась из-за колебаний", сказала Рыспаева, которая рассказала также, что использует свой доход, чтобы поднять двоих детей.
 
Валютные колебания вызвали рябь и в Узбекистане, где значение сума, национальной валюты, упало на примерно 40% на черном рынке с начала года, и в настоящее время достигает 5000 тенге за доллар. А официальный курс, напротив, только обесценился  примерно на 8%.
 
"Это плохо для людей, которые имеют дело с сумами, или для людей, которые продают потребительские товары за сумы внутри страны, такие как строительные материалы и все остальное, которые они импортируют в долларах", рассказал один из Ташкентских бизнесменов, работающий в секторе телекоммуникаций EurasiaNet.org на условиях анонимности.
 
Люди, получающие доходы в долларах, такие как агенты по недвижимости, продавцы авто и все, кто получает валютные денежные переводы из-за рубежа от трудовых мигрантов, тем временем, получают  больше отдачи от затраченных средств, говорит он.
 
Большинство людей - даже те, кто имеет доступ к доллару - просто жаждут, чтобы "сумм стал стабильным, чтобы они могли планировать свои расходы или сбережения без каких-либо колебаний".
 
Трудно получить достоверную информацию из Туркменистана, но есть свидетельства, что там тоже не все хорошо, хотя обменный курс номинально стоит  на отметке 3,5 маната за доллар.
 
С начала августа был введен строгий лимит в 1000 долларов для граждан, желающих купить иностранную валюту. Покупатели международных валют должны предоставить свой паспорт, чтобы совершить сделку.
 
Любой человек, имеющий сбережения свыше 1000 долларов, может нервничать, что может, в свою очередь, вызвать всплеск черного рынка.
 
В Таджикистане сомони упал на 17% по отношению к доллару. Экономически наиболее важный для страны импорт - денежные переводы домой от трудовых мигрантов из России - упал на 60% от стоимости в долларовом выражении, говорится в данных Российского Центрального банка.
 
Чтобы восстановить девальвацию, Нацбанк Таджикистана 16 апреля издал постановление о закрытии частных обменных пунктов. Операторы по обмену валют также обязаны обратиться за лицензией от кредитных учреждений для возобновления работы. Чиновники заявили, что эта мера поможет им следить за операциями бизнеса по обмену валюты.
 
На практике, в настоящее время существует три ставки в игре. Официальный курс Национального банка 6,4 сомони за доллар, около 6,55 сомони рекламируется на уличных обменках, а фактический курс составляет 6,8 сомони или около него в процессе обмена. Все это в значительной степени техническое как-нибудь, поскольку покупка долларов стала практически невозможной.
 
Многие таджикские предприятия вместо этого обращаются к китайскому юаню. "Я покупаю юани у моих друзей, которые работают в обменных пунктах, чтобы купить товары в Китае. Это проще и менее напряженно", говорит Манзура Холова, продавец в торговом центре «Садбарг» в Душанбе.
 
Таджикский разворот к Китаю был ускорен валютной сделкой в 3 миллиарда юаней (470 млн долларов) в начале сентября, который был направлен на облегчение торговли между странами. Национальный банк Таджикистана заявил, что средства из Китая будут использоваться для поддержки сомони, для предоставления кредита малому и среднему бизнесу, чтобы облегчить кризис платежного баланса.
 
Экономист из Душанбе Мухаммад Умаров выразил сомнение, что китайских денег будет достаточно, чтобы удержать сомони стабильным. "Народный банк Китая предоставляет юани, а не доллары. Эти деньги пойдут на поддержку курса юаня по отношению к сомони. Юань тоже потерял 3,5% своей стоимости по отношению к доллару. Курс юаня теперь будет стабильным, но мы должны отслеживать и другие валюты", сказал Умаров.
 
Джоанна Лиллис, Анна Лелик,
“Eurasianet.org”,
17 сентября 2015 года
Перевод
– “Inozpress.kg”

Оригинал материала на английском:
http://www.eurasianet.org/node/75136

Другие материалы раздела:
Комментарии
lexus


Публикации Авторов:

19.10.2020
A.Jelenin (Rosbalt)
Туркмения — наш последний друг

19.10.2020
"Tengrinews", KZ
И. о. президента Кыргызстана готов участвовать в выборах, если изменится закон

19.10.2020
"Nezigar" (Telergam)
Глава 530, в которой у очередной «цветной революции» в Кыргызстане появляется устойчивый привкус героина

19.10.2020
"Nezigar" (Telergam)
Связи семьи Байдена с ОПГ из бывшего СССР даже глубже, чем казалось.

19.10.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Садыру Жапарову открыли путь к президентской кампании

19.10.2020
E.Postnikova, IZ
Подъем переворотов: что ждет Кыргызстан в переходный период

17.10.2020
M.Kovalenko, K.Karabekov, Ъ
Исправляющий обязанности С.Жапаров

16.10.2020
M.Kovalenko, K.Karabekov, Ъ
Кыргызстан потерял легитимного президента

16.10.2020
E.Chernenko, Ъ
Москва становится Центральной в Азии

16.10.2020
V.Panfilova, NG
Третья революция в Кыргызстане свершилась

16.10.2020
"RIA Novosti"
Премьер Кыргызстана заявил о переходе к нему президентских полномочий

15.10.2020
"RBC.ru"
Россия приостановила финансовую помощь Кыргызстану

15.10.2020
V.Panfilova, NG
Бишкек сохранит курс на стратегическое партнерство с Россией

14.10.2020
M.Kovalenko, Ъ
Эмомали Рахмон победил на пять с плюсом

13.10.2020
"Asia +"
Казахский политолог: «Таджикистан как партнер по ЕАЭС не интересен вообще»

13.10.2020
S.Strokan, K,Karabekov, Ъ
Октябрьская революция нескончаема

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней