Вглубь сказочного Кыргызстана
вторник, 13 мая 2014 г. 15:50:35
Это было на Площади Победы в Бишкеке, столице Кыргызстана. Картина: пустая бетонная площадь, на которой находились терпеливые молодожены, ожидавшие своей очереди, чтобы сфотографироваться на фоне вечного огня. Женщины пищали от радости, когда голуби взмывали в небо из плетеных клеток. Неподалеку от всех крутился один остряк на своем не свежем  «Мерседесе».
Это не было тем порочным местом, которое я искал, наоборот тут ощущалась праздничная атмосфера. В прошлый раз, когда Кыргызстан пестрил в мировых лентах новостей, везде были протестующие, а не свадебные торжества, которые были видны на пустынных площадях Бишкека.
В апреле 2010 года возмущения из-за цен на газ и коррупция в правительстве стали причиной бурной революции, в результате которой был свергнут президент, а три месяца кровопролития, как казалось, стали подтверждением нерадивых гипотез о том, что эта страна является очередным постсоветским экономическим инвалидом, таинственным и нестабильным государством в Центральной Азии, не имеющего чего-либо для рекомендации кроме своего забавного и тяжело-произносимого названия.
Итак, почему я приехал сюда? Ну, потому что воцарилась стабильность, и взор иностранцев пал на это пустынное место на туристической карте, имеющее размер Небраски. Благодаря недавнему решению правительства об отмене визовых ограничений для 44 стран, включая Соединенные Штаты, число прибывающих растет на 20% в год.
Глядя на эти бетонные плиты, спустя несколько часов по прилету, в одно мгновение я поймал себя на мысли об очаровании. Но здесь, среди этой любопытной сцены, есть намеки на фоны, которые в целом выглядят более заманчиво. Эти свадебные фотографии делаются на фоне высокой бронзовой скульптуры с контура юрты. И вдали виднеются блестящие на солнце зубчатые пики Ала-Тоо.
Через сутки я находился у другой юрты, но она была сделана из войлока, тополя и была реальной. Я сидел со скрещенными ногами на овечьей шкуре, в то время как хозяйка с добрыми глазами по имени Асель, сидела на корточках у печи, на которой кипели на обед пельмени.
Это именно то, что привело меня в Кыргызстан, и я хотел испытать: не пельмени (хотя они, оказались восхитительны), но места, которые существуют далеко от городов в стране, где 90%  земли располагается на высоте свыше 1,2 километров над уровнем моря.
Снаружи юрты я мог видеть захватывающую картину горного озера Сон-Куль, которое находится в 200 километрах к югу от столицы. Расположенное на высоте 3 тысяч метров над уровнем моря, этот сказочный мир центрально-азиатского шаблона, его берега, окруженные бронзовыми джайлоо, безлесные прерии, устилающие степь Центральной Азии, которые окружены переливающимися горами.
Эта юрта является одной из ряда юрт, расставленных вдоль северного берега озера Сон-Куль, и имеет отношение к Сообществу Ассоциации Туризма Кыргызстана. Основанное в 2003 году сообщество имеет 15 офисов по всей стране. Все, что мне было нужно во время поездки на озеро Сон-Куль, это транспорт, жилье и молодой гид по имени Мирбек Бусурманкулов, который подпевал грустные песни из радио, что было предоставлено и организованно в скромном офисе, который расположен в соседнем селе Кочкор.
Все было дешево — размещение и питание 10 долларов США в день — но также приятно и этично, что 85% всей потраченной мною суммы, шло в карман принимающей семье. Со своей стороны, я наслаждался некоим представлением кочевой культурой, развеянной за века по старому пути Великого шелкового пути.
За три дня я окунулся в древние ритмы жизни на джайлоо. Я доил коз и гонял индюков с краснощекими детьми, помог семье разобрать юрту, обсудил тонкости «улак тартыш», что немного похоже на поло, но с обезглавленной тушей козла вместо мяча.
Во время прогулки вокруг берега озера я встретил малышей верхом на лошадях и пил мягкий  алкогольный напиток из кобыльего молока под названием кумыс. «Это сделает Вас сильными, как Кыргыз», - сказал Мирбек.
По вечерам облака позднего лета обволакивали горы, посыпая их чувственные склоны снегом. Чувствовалось, что земля здесь разнообразна, нетронута и искренне гостеприимна. И в свое время настал черед двигаться дальше, но в голове застряла мысль, что поселения Кыргызстана могут не привлекать к себе внимания и быть обманчивыми, а величественный пейзаж, который окружает их периферии, кричит о свободе.
С этой личной дихотомией я отправился на микроавтобусе на восток в приступах страха и уныния. В основном преобладал страх. Депрессия после прохождения более не существующего рыболовного порта Балыкчы отлегла и уступила место изумлению, поскольку дорога пошла вдоль озера Иссык-Куль, которое является мифическим озером, простирающимся по северо-восточной части страны площадью более 7 тыс. кв. километров. Меланхолия возвратилась, когда мы въехали в курортный городок Чолпон-Ата, пляжи и берега которого и неловкие отели стали популярным местом для российских и казахских туристов. Затем мы направились в другую сторону, а вид снежного горизонта вселил хорошее настроение и предчувствие.
Каракол, который ранее являлся милитаризованной заставой для 60 тысяч человек и расположен около китайской границы, раньше был закрыт для посторонних. До 1991 года этот город носил имя русского исследователя Николая Пржевальского, который за два десятилетия пиратства по Центральной Азии — как ему нравилось выражаться — с «карабином в одной руке и кнутом в другой», умер в 1888 году здесь от тифа.
Естественно, что город с подобным пограничным значением, теперь является авангардом туристической индустрии Кыргызстана и воротами к скованным льдом уступам Тянь-Шаня, которые также являются легендарными небесными горами. Гостеприимство равнин не всегда приводит в эти провинциальные города, но там снова, запрятанный среди многоквартирных домов, находился офис ассоциации. Стол координатора Азамата, как показалось, был универсальным магазином для новичка, прибывшего в Каракол. В тихом гостиничном доме, который он рекомендовал, были ковры под названием «шырдак», которые покрывали стены спальни, а его хозяином был похожий на профессора Таалай и его семья.
С недавно выпавшим снегом, наложившим крест на любую мысль о многодневном походе в Тянь-Шань, я учел совет Азамата и придерживался дневных прогулок в трехлучие долины, расположенные в южном направлении от города: Алтын Арашан с ее горячими источниками; долина Каракол, где я заблудился среди сосен; и Джети-Огуз - «семь быков», названная за красные утесы, охраняющие вход в нее.
Последнее, что я исследовал в солнечный осенний день, станет эмблемой суждения задним числом абсолютного контраста между зверской искусственной эстетикой Кыргызстана и красивой сельской местностью. В начале тропы находился рушащийся комплекс санатория, настолько переполненный уродливыми мотивами холодной войны — высокими заборами, паршивыми газонами, лающими собаками — что я убедил себя в том, что это было прикрытие для объекта по обогащению урана. Но затем я взобрался в гору, на которой находился каньон с дикими розами. Через час, когда ущелье приняло очертания зубчатых пиков, качающих в колыбели золотые пастбища с находящимися на них юртами, сопоставление ввергло меня в замешательство. Я редко видел кемпинг мрачным, а долину очаровательной.
Вернувшись в город, я нашел доказательства, что эта роскошная природа только начинает превращаться в распознаваемый, ориентированный на поход туризм. Открытое в конце 2012 года кафе «Каракол» было самым очевидным проявлением этого. За столами, расположенными под деревянными балками перекрытия, что проектирует атмосферу стилизации Альпийского паба, путешественники искали домашние удобства, пользуясь Wi-Fi и попивая кружку пива.
«Местные жители приходят сюда и не понимают, почему мы не ограничиваемся бешбармаком», сказала новая владелица кафе по имени Айкерим Осконбаева, указывая на блюдо со сваренной овечьей головой и с ограниченными возможностями приготовления заграничных кулинарных блюд. «Но люди приходят. Мы возлагаем большие надежды на туризм», - добавила она.
Однако, на данный момент ее заведение является единственным первопроходцем на фоне знакомой сцены: пыльная энергосеть, заброшенный продолговатый парк, рестораны, полные печальных мужчин, согнувшихся над столами с водкой. И всегда статуя Ленина с пронзительным взглядом, размахивающий рукой в тихом красноречии, сломанная идеология, забальзамированная в камне. С его наследством достались некоторые льготы. В соответствии с советским изречением, что каждый автомобиль является такси, когда я опоздал на свой автобус из города, я просто высунул большой палец. («Мэгги Тэтчер!» мой благодетель резко вскрикнул, обнаружив, что я  англичанин, сказав, что анахронизмы в Караколе не ограничены скульптурами.)
Все же есть часть Кыргызстана, где советские тени менее упрямы, а чувство быстротечности укоренились не совсем. Чтобы попасть туда, надо отправиться еще в одно большое путешествие, нужно добраться назад на запад в Бишкек, затем на юг — 10 часов езды в седане «Opel» с пробегом 360 тысяч миль на приборной доске — по дороге похожей на «американские горки», которая проходила через ущелья и бежала над солнечными склонами. Иногда мы встречали пастухов с диким выражением лица, гонящих домашний скот на низменность и один раз странного потрепанного туриста на велосипеде. Кыргызы, которые также ехали в такси, хихикали каждый раз, когда мы видели, как тот прилагает усилия, чтобы взобраться на склон.
Как вы могли бы ожидать от торгового пункта Великого шелкового пути с 2,500-летней историей, Ош, который является вторым по величине городом Кыргызстана, подобен тому городу, в котором, как выразился один немецкий путешественник, «жители рады жить». Я находился здесь в течение ночи, но отличительная атмосфера была безошибочна. С многочисленным узбекским меньшинством более глубокий Ислам пронизывал эти улицы. Это тот регион, где женщина носит платок, а мужчины бороды, и спиртные напитки распивают осторожно.
Присутствие этих узбеков в пределах кыргызских границ является продуктом политики «разделяй и властвуй» Сталина, которая продолжает пожинать свое горькое наследство. В 2010 году антиправительственные акции протеста в Бишкеке стали причиной напряженных отношений между узбеками и кыргызами в этих южных областях. По спорным официальным данным, 426 человек были убиты в погромах, как в Оше, так и в соседней Джалал-Абадской области, которые стали сценой этнического насилия. Однако, когда я наконец смог побеседовать об эпизоде, который местные жители любят смягченно описывать как «проблему», разговор был похож на версию рая.
«Никто не спал в течение недели. У нас были люди, охраняющие дорогу», - вспомнили Хаят Тариков.
С нашей точки зрения, сидя в безымянном ресторане на берегу реки, такая суматоха казалась удаленной и непостижимой. Это был мой третий день в узбекской деревне Арсланбоб, и обеденный шум уже стал утешительно знакомым. Все люди вокруг - жители деревни - ели жадно лагман, лапшу и шашлык. Через реку в чайхане или чайной, пожилые мужчины беседовали за низкими столами, в то время как талисман и громадина Бабаш-Ата — горный массив, расположенный на севере — следил за всеми.
В отличие от безлесных равнин, которые доминируют над топографией Кыргызстана, главной  привлекательностью Арсланбоба является древесина: старинный лес грецкого ореха, который по рассказам был засажен одноименным основателем деревни. Теперь, во время сбора урожая, его золотой купол наполняется криками смелых и трясущих деревья местных жителей и бьющих грецкие орехи о землю людей. Единственная проблема, которую я испытал, это то, что меня часто звали на чай и предлагали орехи.
Тем не менее, при всей своей особенности, мой опыт от этого сказочного места — традиционное  проживание в семье за плату, англоговорящий хозяин, нарисованная от руки карта города — полагались на то же самое похвальное предприятие, которое организовало мою поездку. Мой открытый обеденный помощник в отеле «Хаятт», который является своего рода пророком устойчивого туризма, возглавил местное отделение Ассоциации Туризма Кыргызстана.
«Во-первых, некоторые люди были подозрительны, думая, что посетители были шпионами, но теперь нет никакого возражения. Я сказал им подумать о туризме как о дополнительном доходе, потому что, если что-то происходит с политической точки зрения, тогда в этом деле будет поставлена точка. Мы пытаемся развивать экологический туризм, и мы хотим, чтобы разработчики месторождений держались подальше», - сказал он позже во время прогулки к заплесневелой приемной, которая служила ему офисом.
Таким образом, позже в тот день, на грунтовой дороге, ведущей в гору, вид чего-то уродливого — серого курорта советской эры прошлого года — не побеспокоил меня. Поскольку я уже смотрел на горную местность, где слышны водопады и святые озера обещают большие приключения. Горы звали меня вперед.

Хенри Висмайер,
«New York Times»,
12 мая 2014 года,
Перевод
 – «InoZpress.kg»

Оригинал статьи на английском:
http://www.nytimes.com/2014/05/11/travel/deep-into-the-dream-world-of-kyrgyzstan.html?_r=1

Другие материалы раздела:
Комментарии
авто из киргизии


Публикации Авторов:

22.09.2020
V.Panfilova, NG
Вашингтон не прочь изменить московский вектор Бишкека

20.09.2020
E.Pogrebnyak, R.EurA
Россия и Китай укрепляют обороноспособность Таджикистана

18.09.2020
M.Orlova, 24.kg
Что ждет кыргызстанцев, если кандидат "против всех" победит на выборах?

18.09.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Туркменистан избавляется от русского языка

16.09.2020
V.Panfilova, NG
Ашхабад предлагает Кабулу площадку для мирных переговоров

15.09.2020
"Kabar.kg"
Кыргызстан суверенное государство - остальное это говорильня

15.09.2020
"Ritm EurAsia"
На территории ЕАЭС введут систему полной прослеживаемости товаров

14.09.2020
"IA-Center"
Будущее Казахстана в Беларусском зеркале

14.09.2020
V.Panfilova, NG
Кыргызстану угрожает рост протестных настроений после выборов

11.09.2020
E.Pogrebnyak, Vzd
«Белорусский майдан» созревает в еще одном осколке СССР

09.09.2020
"Ritmeurasia"
Узбекистан пересмотрел свое отношение к ЕАЭС

07.09.2020
"Ritmeurasia"
Президент Кыргызстана не стал подписывать закон, где говорится о коррупционерах

04.09.2020
"Ritmeurasia"
ЕЭК изучит ситуацию по прекращению Казахстаном поставок металлического лома в Россию

03.09.2020
"Eurasianet"
Китай, возможно, хочет открыть новые военные базы в Таджикистане, утверждает Пентагон

02.09.2020
"Nezavisimaya gazeta"
Бердымухамедову предлагают уйти по-хорошему

01.09.2020
G.Alekseenko (Afganistan.ru)
Центральная Азия стала спасательным кругом для мирных афганцев

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней