Для спасения Египта, откажитесь от президентства. Как в Кыргызстане...
пятница, 12 июля 2013 г. 10:51:21
По мере нарастания насилия, вооруженные силы Египта пытаются устранить растущий политический разрыв, обещая быстрое возвращение к гражданскому правлению. Но их жест по достижению примирения не решает сути проблемы: президентская система, унаследованная с эры Мубарака, фактически гарантирует повторение трагических событий прошлого года. Демократический прорыв требует осуществления более фундаментальной модернизации конституционной системы, в ходе которой спорящие стороны конкурировали бы за власть в рамках европейского стиля парламентской системы.  
Если бы Египет внедрил такого рода перемену во временной конституции принятой два года назад, или в поправках, которые Мохамед Морси, в качестве президента, протолкнул в течение прошлого года, то страна, вероятно, прежде всего избежала бы текущего переворота и кровопролития.
Президентство представляет собой систему, основанную на принципе "победитель забирает все". Это может быть приемлемым в таких странах, как Соединенные Штаты, где хорошо организованные партии борются за победный приз. Но оно является предписанием для насаждения тирании в таких местах, как Египет, где исламисты имеют  сильные организационные преимущества в получении голосов.
Поскольку их противники испытывают большие затруднения в том, чтобы объединиться за одним единым кандидатом, исламисты, вполне вероятно, смогли бы выгодно трансформировать свою сильную поддержку меньшинства в еще одну победу на  президентских выборах. Для того, чтобы предотвратить такого рода результат, как это видится вероятным, военные будут оказывать давление на политическую деятельность Братства Мусульман и подобные им  группы и тем самым превратят следующие выборы в демократический фарс. Выборы следующего президента будут сопровождаться не только фактом нелегимности его мандата. Его победа превратит исламистов в вечных противников режима.
Только парламентская система обеспечивает реалистический путь для достижения более стабильного, основанного на включительном подходе будущего. Даже если бы исламистские партии получили существенную часть голосов, то они не были бы в состоянии монополизировать власть.
Давайте взглянем на самый наилучший вариант развития событий для «Братства Мусульман»: хотя миллионы египтян приняли участие в уличных демонстрациях, которые предшествовали изгнанию президента Морси, «Братство Мусульман» все еще сможет получить четверть от всех мест на парламентских выборах при более ортодоксальных салафистах, получающих еще 15% голосов. В противоположность этому, неисламистские силы разделены между множеством различных фракций, начиная от христианских и заканчивая социал-демократами. Хотя «Братство» вполне могло бы получить наибольшее количество мест в сравнении с любой другой   партией, в то же время его неисламистские оппоненты также вполне могли бы совместными усилиями собрать правящую коалицию. Даже если бы его оппоненты потерпели неудачу, то «Братство» тем более не смогло бы сформировать коалицию до тех пор, пока оно не обратилось бы за поддержкой к некоторым партиям, приверженцам светского образа жизни - тем более, что «Братство» не может  рассчитывать на то, что салафисты будут всегда поддерживать его.
Согласно любому из этих сценариев, исламисты продолжат оставаться значимым фактором в политической игре, на что они имеют право в демократической системе; их влияние будет отметать в сторону аргументы религиозных фанатиков, которые утверждают о том, что демократия представляет собой обман.
Но такого рода потребность в налаживании сотрудничества между участниками, разделенными по религиозно-светским убеждениям, невозможно осуществить ни при каких системах президентского правления. Как только вооруженные силы гарантируют выборы приемлемого президента, исламисты, по всей вероятности, выйдут из состава законодательного органа. Даже если бы они остались, то они,  очевидно, использовали бы свою парламентскую платформу для того, чтобы осудить того, кто был выбран взамен г-на Морси в качестве нелегитимного. Если бы они попытались заблокировать законопроект, то новый президент вполне мог бы начать проталкивать свою программу без их поддержки, смазывая колеса системы жиром политического патронажа и неприкрытой коррупции. Если бы все это потерпело неудачу, то он вполне мог бы прибегнуть к агрессивному использованию своих исполнительных полномочий — создавая циклы отчуждения, которые, на протяжении долгого времени, подорвали бы идеалы самой демократии.
Парламентское правительство не является панацеей от всех бед, но хорошо продуманная система может излечивать самые серьезные патологии. Системы в некоторых странах, такие как в Италии, требуют, чтобы правительство уходило в отставку всякий раз, когда большинство депутатов выражает “недоверие” — приводя к печально известным эпизодам нестабильности. Другие, наподобие немецкой системы, держат старое правительство у власти до тех пор, пока новое большинство не сможет на деле договориться о замене. Это представляет собой, безусловно, гораздо более лучший подход для Египта. В то время как сложившееся на данный момент большинство может выразить отрицательное отношение правительственным инициативам, оно должно продемонстрировать, что у него имеется устойчивая поддержка Парламента как института прежде, чем оно сможет утвердиться во власти.
Будущее Египта будет зависеть от уровня государственной деятельности его руководителей и эффективности их политики. Но решительный шаг, сделанный в направлении хорошо продуманной парламентарной демократии, вполне может создать конституционный порядок, который поощряет демократов всех убеждений к сотрудничеству друг с другом.
Текущий план по переходному периоду военных не рассматривает такого рода прорыва. Но он в такой же мере и не исключает его возможности.  Согласно “Конституционной декларации”, выпущенной временным президентом Адли Мансуром, создается комитет из 10 юристов для того, чтобы предложить поправки к конституции, которые подготовят основу для нового раунда выборов. Прежде, чем эти предложения будут представлены избирателям на референдум, они должны быть обсуждены комитетом в составе 50 человек, назначенных общественными и правительственными учреждениями, так же как и временным правительством.
Временной график, установленный военными, создает условия для обсуждения основной проблемы. Согласно ему новые поправки должны быть представлены народу приблизительно через три месяца, с проведением в течение двух последующих месяцев парламентских выборов. По нему предусматривается, чтобы новый парламент объявил о проведении президентских выборов в течение первой недели своей сессии. Учитывая эту последовательность, реформаторы могут просто привести доводы в пользу устранения заключительного этапа в процессе, требуя, чтобы военные передали власть гражданским лицам, как только правящая коалиция получит поддержку парламентского большинства.
Поступая таким образом,  главные действующие лица будут не просто копировать европейские модели. Они стали бы поддерживать какую-либо из сторон в ходе живых дебатов внутри исламского мира. Когда турки мобилизовались в ходе протеста против своего правительства в прошлом месяце, одно из их наибольших недовольств было вызвано стремлением премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана заменить систему парламентского правительства Турции через принятие поправки к конституции, которая позволила бы ему добиться проведения прямых выборов в качестве обладающего большой властью президента.
Демонстранты по праву рассматривали все это в качестве стремления г-на Эрдогана консолидировать свою власть и их массовое выступление против, по всей вероятности, положило конец его авторитарной инициативе.
Вопрос в настоящее время заключается в том, примут ли участие египтяне в этом более широком общественном движении, направленном на то, чтобы положить конец президентской системе, до того, как она приведет к краху великий эксперимент по построению демократии в их стране.

Брюс Акерман является профессором права и политологии в Йельском университете и автором планируемой к публикации книги “Мы народ: Революция в сфере гражданских прав”.

Брюс Акерман
«Нью-Йорк Таймс»,
10 июля 2013 года
Перевод
“Inozpress.kg”

Оригинал материала на английском:
http://www.nytimes.com/2013/07/11/opinion/to-save-egypt-drop-the-presidency.html?pagewanted=all&_r=0

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
autobaza.kg


Публикации Авторов:

15.10.2019
V.Panfilova, NG
Назарбаев убеждает, что в Казахстане лишь один президент

11.10.2019
D.Karimov (RG)
ЕАЭС расширяет зону свободной торговли

08.10.2019
"Zonakz.net"
Против кого ИГИЛ пойдет войной — против движения Талибан в Афганистане или против стран Центральной Азии?!

08.10.2019
"Kokshetau Asia"
Интеграция ЦА - альтернатива новому СССР

05.10.2019
"Lenta.ru"
Обнародован сценарий ядерной войны в 2025 году

05.10.2019
"EADaily"
В Кыргызстане рассказали, сколько стоят парламент и Генеральная прокуратура

03.10.2019
"Podrobno.uz"
Матвиенко о возможном возвращении Узбекистана в ОДКБ

03.10.2019
"Podronmo.uz"
В Узбекистане не все поддерживают вступление страны в ЕАЭС

03.10.2019
V.Panfilova, NG
Евразийский экономический союз расширится за счет Узбекистана

02.10.2019
M.Mihaylenko (DS)
Выдавить Россию. Как Китай переваривает Центральную Азию

02.10.2019
"Tengrinews"
Малахов в прямом эфире извинился перед кыргызами: "Кечирип коюнуздар"

01.10.2019
A.Khodasevich, NG
Лукашенко в поставках нефти надеется на Нур-Султан

30.09.2019
K.Aysin (VM)
Лингвист усмотрел оскорбление народа и призыв к коррупции в словах Малахова

30.09.2019
"SNG.Tofay"
Глава МИД Узбекистана призвал взглянуть на Центральную Азию по-другому

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней