Политические источники недавних беспорядков в Кыргызстане
среда, 3 июля 2013 г. 17:13:36
Недавние протесты в Иссык-Кульской и Джалал-Абадской областях, требующих национализации золоторудного месторождения “Кумтор” и освобождения заключенных в тюрьму членов парламента, продемонстрировали ограниченную способность центрального правительства Кыргызстана для обеспечения правопорядка на всей территории страны. Есть политические источники этой социальной и экономической нестабильности, в частности, преобразование Кыргызстана в полу-парламентскую систему правления в 2010 году было  направлено на искоренение коррумционного правила  одной семьи, но организовала систему коалиции на основе коррупции, где основные экономические, политические и территориальные активы страны распределяются между политическими партиями с пагубным воздействием на их способность управлять страной.
 
ФОН: Недавняя волна протестов в Кыргызстане в очередной раз продемонстрировала деликатный характер демократии  в стране после 2010 года. 28 мая протестующие требовали  национализации золоторудного месторождения “Кумтор”, крупнейшего промышленного центра страны, отрезав электроснабжение золотоносного горнодобывающего комплекса, из-за чего она простаивала в течение нескольких дней. В то время как “Кумтор”, который находится под управлением канадской компании ”Центерра Голд Инк”, оказался заложником местных всадников в горах Иссык-Кульской области, вспыхнули столкновения между демонстрантами и полицией, заставив президента Алмазбека Атамбаева объявить чрезвычайное положение в Джети-Огузском районе, который окружает  рудник. После визита премьер-министра Жанторо Сатыбалдиева и некоторых обещаний пересмотреть контракт по “Кумтору” в пользу кыргызской стороны, рудник возобновил свою деятельность 1 июня.
 
Как только протест вокруг “Кумтора” был смягчен, беспорядки вспыхнули в Джалал-Абадской области. Протестующие захватили областную администрацию, сожгли плакат президента Атамбаева, назначили местным  “губернатором” Медера Усенова как представителя народа и потребовали освобождения трех членов парламента, в первую очередь лидера партии “Ата- Журт” Камчыбека Ташиева, приговоренного к тюремному заключению в начале этого году по обвинению в попытке насильственного свержения власти в октябре прошлого года. Несмотря на то, что подобие порядка в конце концов было восстановлено и в Джалал-Абаде, ситуация остается нестабильной. Более того, вряд ли было случайным, что 17 июня Бишкекский городской суд снял все обвинения с трех членов  парламента, ранее осужденных за попытку свержения власти. Остается только ждать, не будут ли освобожденные политики искать мести или не была ли достигнута какая-та мирная договоренность с властями.
 
Задачи, стоящие перед центральной властью, связанных с местными выступлениями в Иссык-Кульской и Джалал-Абадской областях далеки от исключительных случаев. В северных районах Таласской области, работа нескольких  золотых рудников с лицензей иностранным инвесторам,  долго бездействовали в связи с протестами местных жителей, прервавших их работу. Объявленный   правительством новый тендер на право раработки  второго по величине месторождения золота “Джеруй” в Таласской области, недавно сорвался, так как ни один инвестор не решился принять участие в торгах. В другом северном регионе, Нарынской области, решение правительства о назначении нового главы милиции эффектно потерпело неудачу из-за того, что новый начальник был изгнан, и он еще не вернулся. Отдаленная южная Баткенская область также стала менее стабильной из-за столкновений между кыргызами и таджиками вокруг таджикских анклавов внутри Кыргызстана, которые становятся все более частыми. Наконец, в крупнейшем южном регионе Ошской области, которая до сих пор страдает от последствий ужасных ожесточенных столкновений между этническими кыргызами и узбеками в июне 2010 года, противоречивый мэр города Ош Мелис Мырзакматов  вырезал себе собственную вотчину.
 
В самом деле, в настоящее время Ош выделяется как единственный случай местного самоуправления, которое  наслаждется определенной поддержкой среди граждан, частично от того, что имеется подлинная популярность, частично от страха. Это в значительной степени благодаря имиджу Мырзакматова как гаранта стабильности. В настоящее время он, вероятно, самый популярный политик в стране, и хотя он может скрывает намерение достичь центральной власти в Бишкеке, в данное время  он, кажется, довольствуется тем, что считается сильной фигурой регионального уровня. Между тем, другие  региональные и местные администрации лишены общественного доверия, тенденция, которая является одной из региональных де-факто все более ускользающего контроля от Бишкека.
 
ПОСЛЕДСТВИЯ: Что означает сочетание беззубого  национального правительства, плохого и неэффективного  местного самоуправления и силы правил толпы, рассказывающий нам о состоянии полу-парламентской системы в Кыргызстане, которое было справедливо воспринято как смелый шаг по пути демократического развития, когда был введен после падения режима Бакиева в 2010 году?
 
При Бакиеве, почти все государственная политические, экономические и территориальные активы находились под контролем и разделены в рамках сети президентской  семьи, особенно среди братьев президента и сыновьями.  Один брат контролировал правоохранительные органы, другой руководил Джалал-Абадской областью, третий  курировал кыргызско-китайские отношения, а четвертый властвовал над судебной системой. Его старший сын курировал сферу безопасности и таможенную систему как очерченную сферу, в то время как младший обладал огромным влиянием на банковскую сферу страны, финансовые и экономические институты.
 
Все обоснование новой полу-парламентской формы правления было направлено на то, чтобы избежать одной большой семьи, региона или группы от захвата правительства за счет других влиятельных кругов, и таким образом обеспечить степень равновесия между конкурирующими элитами. Несмотря на то, что идея была  похвальной, новая система до сих пор не дала желаемого эффекта с точки зрения снятия напряженности в отношениях между центром и периферией, или городских и сельских районов, а также не оказалась в состоянии изменить отношения внутри элиты. Действительно, ожесточенная конкуренция и подрывная деятельность  сильна как никогда.
 
В отличие от правила коррумпированной одной семьи в   прошлом, разделенная исполнительно-законодательная  власть по Конституции означает, что полномочия парламента существенно возросли. С 2010 года были образованы три разные коалиционные правительства, и все пять партий, представленных в парламенте, в какой-то момент были частью правящей коалиции, которая в настоящее время состоит из трех партий - СДПК, “Ар-Намыс” и “Ата-Мекен”. Партии поделили между собой все национальные министерства и ведомства, а также региональные администрации на уровне областей, районов и городов. Такое же разделение существует в отношении некоторых прибыльных предприятий. Эта практика ослабила легитимность центральной власти, привела к  неэффективности местного самоуправления и стимулировала конфликты между жителями различных регионов и их администрациями как доверенных лиц различных партий, с ограниченными полномочиями, принуждает установить управление различными частями страны основываясь  на определенном виде системы квот. Постоянные перестановки должностных лиц после провала одной коалиции и создания другой оставляет страну без преемственности по отношению к политикн принятия решений.
 
Это привело к формированию нового типа коррумпированной системы власти, которую местные наблюдатели обозвали коррупцией, основанной на  коалиции. Полномочия президента более ограничены, чем ранее, поскольку он сейчас является лишь одним из центров власти среди прочих, хотя и очень мощным. Тем не менее, нынешний президент Атамбаев, безусловно, имеет реальные полномочия в руках, особенно после успешного подчинения Премьер-министра. Кроме того, важным инструментом власти, таких как структуры безопасности и внешней политики, находятся под президентским контролем. Следует также отметить, что президент оставался осторожным в демонстрации сдержанности и сохранял дистанцию ​​от обильных  коррупционных схем и связей с преступниками, что было в порядке вещей во время предыдущих администраций. Он в то же время оставался не решительным  относительно своих назначений, предпочитая полагаться на старую гвардию высших должностных лиц с очень ограниченным интересом или энергией, принимая на себя жесткое бремя разъяснения на вопросы о структурных реформах. Таким образом, молодые, энергичные специалисты, которые потенциально могли бы изменить ситуацию, остаются вне системы управления государством.
 
В этой новой институциональной обстановке, наиболее актуальные проблемы управления больше не являются чем-то, которые ограничивают президентскую власть, но как удержать разношерстный парламент, в котором 120 депутатов в основном озабочены своими собственными интересами, а не идеологией, политической программой  реформ, или эффективным принятием законодательства . Под этой политической системой агрессивного дележа добычи между партиями, нереформированный госаппарат тормозит изменения. Судебная реформа, которая была выделена в качестве приоритетной после 2010 года, разочаровала. Предприятия по-прежнему прикармливают государственных инспекторов с помощью взяток. И система правоохранительных органов, в частности милиция, слаба, деморализована и неэффективна в решении проблем с протестующими, с некоторыми милицейскими, с которыми протестующие  просто расплачиваются. В этой ситуации не требуется многого, чтобы один милицейский мог бы потерять контроль и открыть огонь по протестующим. Если это произойдет, о последствиях можно только догадываться.
 
ВЫВОДЫ: Текущая ситуация имеет ряд последствий для развития событий в Кыргызстане. Диктат протестующих  и неспособность правительства обеспечить соблюдение закона отпугнули потенциальных и столь необходимых инвесторов. Нестабильность еще больше снижает усилия правительства к устойчивому управлению кризисом, в то время как политические цели ограничены, чтобы оставаться на вершине и удерживать власть, а остро необходимые реформы в политической, экономической и социальной сферах остаются для решения в будущем. Пока слабая центральная власть, бродячие политические интересы партии и власть толпы продолжают сосуществовать, нынешний баланс на лезвии ножа  продолжится.
 
Йохан Энгвал,
CACIanalyst”,
26 июля 2013 года
Перевод
“Inozpress.kg”

Оригинал публикации на английском:
http://cacianalyst.org/publications/analytical-articles/item/12766-the-political-sources-of-kyrgyzstans-recent-unrest.html

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
хонда


Публикации Авторов:

17.10.2017
"Matritca.kz"
Хан Кене погиб в открытой войне, а не в результате заказного подлого убийства, - М.Тайжан

16.10.2017
"Kazakhstan 2.0"
О страхах Акорды и народных протестах

16.10.2017
I.Subbotin (Afghanitsan.ru)
Афганистан ищет в ШОС дополнительную опору

16.10.2017
V.Panfilova (NG)
Атамбаев получил нож в спину от своих "воспитанников"

16.10.2017
"Forbes.kz"
Что думают политологи о выборах в Кыргызстане и новом президенте

16.10.2017
K.Krivosheev (Kommersant)
Власти Кыргызстана провели операцию «преемник»

14.10.2017
"Vlast.kz"
Являются ли казахи и кыргызы генетическими братьями?

14.10.2017
A.Muminov (Exclusive.kz)
Что ждет Казахстан после выборов в Кыргызстане?

13.10.2017
"KommersantЪ"
Кыргызстан ждет мирной смены власти

13.10.2017
V.Panfilova (NG)
Бишкеку необходим опытный менеджер

12.10.2017
"Caravan.kz"
Сколько платят за президентские выборы наши соседи - Инфографика

12.10.2017
V.Panfilova (NG)
Россия готова выйти на афганскую границу

12.10.2017
"Avesta", TJ
Как Запад стремиться приобщить Центральную Азию к «демократическим идеалам»

11.10.2017
"Nezavisimaya gazeta"
Путин и президенты

Все материалы раздела