Турбулентная долина в бурное десятилетие
воскресенье, 12 мая 2013 г. 0:50:20
Обзор беспокойной долины: революции, убийства, и интрига в сердце Центральной Азии от Филипа Шишкина
 
В 2005 году в центрально-азиатская страна  Кыргызстан пережила свою собственную версию «цветных революций», которая уже охватила другие части бывшего Советского Союза. Во время революции тюльпанов разгневанная толпа свергла коррумпированного президента Аскара Акаева и привела ключевого лидера оппозиции Курманбека Бакиева к власти вместо него. Лихорадочная толпа протестующих затем разграбила президентский дворец, рылась в личных вещах Акаева, распивала его напитки и выкрала всю коллекцию его роскошных галстуков.
Два месяца спустя в Узбекистане, в городе Андижане, развернулась катастрофа. Поддерживаемый Америкой режим президента Ислама Каримова, который получал деньги и помощь в подготовке военных в обмен на использование Америкой авиабазы, чтобы обеспечивать пополнение  запасов для войны в Афганистане, встал против поднявшейся толпы, рассерженной за произвольное лишение свободы местных бизнесменов. Правительственные войска, некоторые из которых  обучались в США, открыли огонь по толпе, убив сотни безоружных гражданских людей.
2005 год ознаменовался радикальным поворотом в истории региона. Это был год, когда Запад уже не мог игнорировать растущую жестокость  узбекского режима против своего  народа, но это был также момент, когда Кыргызстан начал спотыкаться на пути к видимой демократии. Обе эти тенденции по-прежнему плохо понимаются внешним миром. Хотя Центральная Азия является важным стратегическим тылом для войны в Афганистане, мало кто из европейцев или американцев может показать эти страны на карте, а тем более определить их лидеров и объяснить, как и почему эти события произошли.
«Беспокойная долина» Филиппа Шишкина, которая описывает  недавнюю историю Узбекистана и Кыргызстана, основана на многолетнем репортаже из региона. Шишкин знает регион хорошо, он даже имеет родственников в столице Узбекистана Ташкенте. Тем не менее, любой репортер, который стремится объяснить эти страны для внешнего мира, сталкивается с рядом серьезных проблем. Перипетии новейшей истории Центральной Азии трудно зафиксировать на бумаге. Персонажи большие и бесформенные, и добраться до правды, стоящими за событиями, оказывается непростой задачей.
Название [творения] Шишкина относится к Фергане, широкая, треугольная долина, окруженная высокими горами и площадью примерно равной штату Нью-Джерси. Ее пересекают две крупные реки. Фергана является богатой сельским хозяйством, а также может похвастаться своей торговой историей, насчитывающей тысячи лет со времен древнего Шелкового пути.
Россия колонизировала регион во второй половине девятнадцатого века, а образование Советского Союза принесла еще большие изменения. Между 1924 и 1936 годами Иосиф Сталин, который какое-то время служил в качестве комиссара Кремля по делам национальностей, разделил  Центральную Азию в «республики» на основе доминирующих этнических групп. Очевидная причина этого заключалась в обеспечении "национального самоопределения", но на самом деле новая этническая родина подорвала старые региональные идентичности, устанавливая границы там, где их раньше не было. Нигде капризность этой стратегии не проявлялась более четко, чем в Ферганской долине, которую Сталин разделил между тремя республиками (Узбекистаном, Кыргызстаном и Таджикистаном). Границы, которые он установил, являются причиной отягчающей  напряженности в этом районе сегодня.
Ислам является другим осложняющим фактором. Люди, которые живут в Ферганской долине, как правило, являются самым религиозным в регионе. Это создает большую проблему для тех, кто бы не правил в  долине - не только Советское государство, которое ограничило  религиозность, но и пост-советские лидеры, которые усматривают  в  политических исламских движениях  угрозу для их режимов.
В 1991 году Каримов посетил Ферганскую долину, чтобы обсудить новую религиозное течение под названием «Адолат» (есть даже видео этой встречи на YouTube). После спора с активистами, он вернулся в Ташкент и оперативно запретил  группу. «Адолат» начал использовать насилие, чтобы противостоять правилам Каримова, и изменила свое название на Исламское движение Узбекистана (ИДУ). ИДУ взрывало объекты запада в Центральной Азии и даже воевало на стороне талибов в Афганистане.
И тем не менее, именно американцы, а не Каримов, в конечном счете, нанес ИДУ два крупнейших удара. Американский авиаудар в северном Афганистане привел к гибели первого  лидера группы в 2001 году, и удар с беспилотника в Пакистане, куда группа бежала со своими соратниками-талибами, привел к гибели его преемника в 2009 году. Несмотря на перерыв, вызванный андижанскими событиями, борьба с терроризмом определила отношения Америки с Узбекистаном почти так же, как при пополнении войны в Афганистане. Эти два направления в американской политике в отношении Ташкента тесно связаны. Это продолжающаяся зависимость Вашингтона от  узбекской поддержки возглавляемой НАТО коалиции в Афганистане привела две страны к началу восстановления связи в 2010 году.
2010 год был также годом, когда в Кыргызстане произошла вторая революция - которая оказалась еще более опасной и разрушительной, чем первая в 2005 году. (Межэтнические насилия, которые последовали после изгнания президента Бакиева в конечном счете унесли жизни около 2000 человек.) Шишкин освещает в своем описании в качестве репортера свежие изменения режима в Кыргызстане. Умело переплетая  многие спорные моменты того, то произошло, он обеспечивает наиболее связанное объяснение сил, стоящих за революцией, и тех, кто был ответственен за акты насилия на этнической почве, совершенных в своем пути.
Шишкин также показывает, как наркоторговля усложняет политику региона. Крупнейшими рынками для опиума, выращенного афганскими фермерами, являются Россия и Европа, а Кыргызстан полностью лежит на естественном контрабандном пути на север. Торговля вызвала рост мощной мафии, которая имеет широко распространенное и разлагающее влияние на политику Кыргызстана. Организованные преступные группы Кыргызстана связаны с бизнесом, правительством, полицией; мотивированное наркотиками насилие участилось.
Описывая кыргызскую политику во всей ее запутанной славе, Шишкин (возможно, неумышленно) показывает, как ложное повествование может  встраиваться в популярное заблуждение и иметь серьезные последствия по [этой] линии. Приведем один особенно хороший пример, он выкладывает весь  заговор, распространенный на юге страны, что в июне 2010 года этническое насилие в Оше было просто прикрытием для массивной операции для контрабанды наркотиков. Он представляет дело достоверно, но тонко анализирует его через личные анекдоты тех, которые оказались вовлеченными в противостояние. Для многих проще сделать вид, что такие кровопролития становятся результатом гнусного влияния посторонних, а не ужасающих действий одного сообщества против другого.
Перспективы Кыргызстана к демократии еще не определены. Я был в столице, Бишкеке, за месяц до  выборов в 2011 году Алмазбека Атамбаева, нынешнего президента. Это была первая мирная передача  власти в истории пост-советской Центральной Азии. Многое было как после революции 2005 года, улицы гудели от волнения, даже надеялись.
Как стало вскоре очевидно, однако, надежда разделялась не всеми. В Оше, кипящая этническая напряженность переросла в ужасные акты насилия в течение нескольких недель революции. Жестокие уличные столкновения в течение трех дней привели к гибели сотен людей, большинство из них были узбеки, низведенные до статуса меньшинства в Кыргызстане благодаря границам, созданного Сталиным 80 лет назад. Правительство Кыргызстана провело  расследование причин беспорядков, но группы по защите прав человека широко осудили его как несправедливое по отношению к этническим узбекам.
Когда я посетил Ош в октябре 2011 года, шрамы от этнических столкновений, 16 месяцев спустя, были еще видны. Магазины оставались сгоревшими, и я разговаривал со многими узбекскими  бизнесменами, которые так и не оправились от своих личных и имущественных потерь. Многие из их ресторанов, парикмахерских и салонов красоты просто перешли в руки кыргызов, а их первоначальные владельцы видели мало возможностей для их восстановления.
Во время моего путешествия я был свидетелем политического митинга, направленного на глубокий раскол, бывшего революционера Камчыбека Ташиева, которого Шишкин описал в своей книге. Этот митинг состоялся в тени гигантской статуи Ленина, и толпа держала в руках плакаты с надписями "Кыргызстан для кыргызов" и "Это наша земля". Показалось мало таких, кто разделял восхищение по поводу выборов, которое было настолько ощутимо в столице. Ош и Бишкек, части одной страны, оказались разделенными.
Контраст между этими двумя городами составляет одну из основных тем книги Шишкина. Это не легко рассказать, но Шишкин не принимает фон как само собой разумеющееся. Новоприбывших в регион могут легко испугать незнакомые имена и запутанные контексты, но Шишкин всегда рядом, чтобы обеспечить нужной и важной информацией.
В качестве введения в сложную новейшую историю Кыргызстана и Узбекистана, и что более важно в качестве примера о динамической и часто запутанной политике Кыргызстана, Шишкин бесспорно успешен. Он умело описывает много личностей, соперничающих за влияние и власть в хрупкой демократии Кыргызстана. Но после прочтения его творения, остается большой знак вопроса о долгосрочной жизнеспособности демократических институтов. Может ли такая  прерывистая страна когда-либо стать  успешной? Шишкин сдержан, чтобы дать окончательный ответ, но его описание говорит о том, что шансы не очень хорошие.
Смертельные теракты на прошлой неделе в Бостоне неожиданно вынесли Кыргызстан в центр внимания. Двое обвиняемых террориста, Тамерлан и Джохар Царнаевы, выросли, по крайней мере какое-т время, в городе Токмок в Кыргызстане. Было бы глупо связывать Кыргызстан каким-либо разумным образом с этой бойней. Но события в Бостоне, бесспорно, побудили людей задаться вопросом, как малоизвестная страна смогла внезапно вклиниться в жизнь американцев на другом конце света.
Как одиноко удерживающий  демократию в регионе, Кыргызстан имеет символическое значение для Запада. Но его будущее как демократической страны далеко не гарантировано: внутренние разногласия с которыми она сталкивается, межнациональная рознь, и продолжающаяся борьба с коррупцией - все выступает против стабильности. За разъяснение того, что представляют собой лучшие игроки в Кыргызстане, и за показ  более глубоких корней их неспособности эффективно управлять, Филип Шишкин заслуживает похвалы.
 
Джошуа Фауст,
“ForeignPolicy”, 9 мая 2013 года
Перевод
“Inozpress.kg”
 
Оригинал статьи на английском:
http://www.foreignpolicy.com/articles/2013/05/09/a_turbulent_valley_in_a_turbulent_decade?page=0,2

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
рено


Публикации Авторов:

23.08.2017
"Dialog.tj"
Бренд “Made in Uzbekistan” завоевывает таджикский рынок

23.08.2017
V.Panfilova (NG)
Атамбаев усиливает свою власть

22.08.2017
V.Panfilova (NG)
Таджикистан на пороге банкротства

18.08.2017
G.Gasanov (Trd)
Каспийский регион является важнейшим геоэкономическим центром в Евразии

18.08.2017
V.Panfilova (NG)
В Кыргызстане зачищают политическое пространство

17.08.2017
"Dialog.tj"
Госдеп США оставил Таджикистан в списке нарушителей религиозных свобод

17.08.2017
K.Rivosheev (Kommersant)
Кыргызский депутат сел благодаря российскому бизнесмену

16.08.2017
V.Panfilova (NG)
Пентагон может создать военный центр в Душанбе

15.08.2017
A.Djumaylo (Kommersant)
China Gold может войти в проекты на Таймыре и в Кыргызстане

14.08.2017
"Informburo.kz"
По факту нападения на пограничников начато расследование – ДВД Жамбылской области

11.08.2017
A.Januzakov (365Info)
Предвыборные интриги в Кыргызстане: Атамбаев разругался со всей элитой

11.08.2017
"Uzdaily.uz"
Центральная Азия – главный приоритет внешней политики Узбекистана

11.08.2017
"Dialog.tj"
Кто виноват: вспоминая обстоятельства политических убийств в Таджикистане

10.08.2017
"Dialog.tj"
Узбекистан предоставил Таджикистану скидку 40% на транзит грузов

Все материалы раздела