Мотивы руководства Ирана
четверг, 12 апреля 2012 г. 13:30:25
Почему аятолла Ирана может заключить сделку с США?

В прошлом верховный лидер Ирана Али Хаменеи демонстрировал готовность к дипломатии.
«Верховный лидер Ирана не хочет политической договоренности с США. Его правление основывается на непрерывной вражде с Америкой и явном пренебрежении народной волей. Стратегическое изменение в этой парадигме дестабилизирует его режим». Это аргумент тех, кто скептически относится или выступает против дипломатии между США и Ираном. Безусловно, репрессии аятоллы в отношении его собственного народа доказаны, но история противоречит тем, кто уверен в том, что верховный лидер не готов «торговаться». Хаменеи – хитрый и коварный диктатор, но он не против удачной и правильной сделки.
На протяжении последних двадцати лет попытки всех трех иранских президентов наладить отношения с США закончились крахом. Недавно бывший президент Рафсанджани в очередной раз заявил, что во время его президентства в 1990 годы он пытался наладить отношения с Америкой, но Хаменеи был против этого. «Возможно, если бы мы относились к США, как к Европе… у нас было бы меньше проблем», сказал Рафсанджани. Недовольный Хаменеи ответил на это, повторив свой тезис относительно США: «Всякий раз, когда мы отступаем на шаг и ведем себя более спокойно, они начинают наглеть».
Всё же эта кажущаяся враждебность заставляет прийти к ошибочному заключению о том, что Хаменеи против любого потепления в отношениях. Для этого рассмотрим некоторые исторические факты. Во время своего президентства в 1980 годы Хаменеи был вовлечен в скандал «Иран-Контра». В 1990 гг. он не выступил против нефтяного контракта в размере 1 млрд. долларов США, который был предоставлен американской компании «Conoco» президентом того периода Рафсанджани. В 2001 году он позволил Тегерану обеспечивать Вашингтон разведывательной информацией во время вторжения в Афганистан. В 2003 году он одобрил предложение к Госдепартаменту США, в котором в общих чертах были обрисованы детали иранско-американского соглашения по вопросам взаимного интереса.
В 2007 году Хаменеи поддержал три раунда переговоров по Ираку между иранскими и американскими чиновниками. Махмуд Ахмадинежад поздравил Барака Обаму с его победой в президентских выборах 2008 года, не получив от Хаменеи за это никакого упрека. Совсем недавно верховный лидер позволил иранскому руководству провести прямые переговоры с американцами по ядерной программе Ирана. Годы безуспешных переговоров с Европой убедили его в том, что надежного соглашения невозможно достичь без участия и согласия США.
Хаменеи сопротивлялся компромиссу или отступлению перед лицом давления со стороны США, однако его непреклонность не имеет отношения ни к идеологии, ни к непримиримости. Два года назад Иран заключил соглашение с Бразилией и Турцией, однако политические ограничения не позволили Америке дать положительный ответ. Вместо этого против Ирана ввели новые санкции ООН. Хаменеи в очередной раз убедился в правильности своего тезиса: «Американцы не выполнили своего обещания… они хотели запугать нас и получить больше».
С тех пор Вашингтон оказывает давление на другие страны с призывом запретить или сократить импорт нефти из Ирана, «вырезать» Иран из финансовых процессов, и занести в черный список крупнейшие иранские банки. На фоне этих событий Хаменеи не видит причин идти на компромисс, поскольку он знает, что Иран не получит значительную выгоду. Отмена санкций ООН и США – длительный процесс, окруженный бюрократизмом. Хаменеи также знает, что в Америке есть враждебный Конгресс и президент, который не в состоянии отменить санкции в одностороннем порядке.
Несмотря на упорство и уверенность США в том, что санкции изменят стратегические амбиции Ирана, Хаменеи расценивает американское давление как признак взлета Ирана и падения Америки. Он рассказывает об американских чиновниках, летающих по всему миру, предлагая уступки взамен на согласие других стран ввести санкции против Ирана вместо того, чтобы предложить уступки напрямую Ирану. На прошлой неделе Хаменеи сказал своим командующим армией: «Рост угроз демонстрирует, что исламский режим стал более могущественным, иначе наши враги не пошли бы на такой шаг».

Как добиться сделки
Без подхода, который предложил бы решения по ряду проблем помимо ядерной программы Ирана, верховный лидер, скорее всего, предпочтет сохранять статус-кво. Но если Хаменеи предложат сделку, которая, по его мнению, будет в интересах Исламской Республики, он, возможно, согласится.
Иранские политики, одобряющие отношения с США, проводят следующую аналогию, описывая процесс принятия решения Хаменеи по этому вопросу: бывший верховный лидер Ирана аятолла Хомейни «выпил из чаши с ядом» и принял перемирие с Ираком после восьми лет войны, несмотря на то, что первоначальные цели не были достигнуты. Аятолла Хаменеи тоже должен выпить из чаши с ядом – теперь уже относительно Америки. Эта аналогия проливает свет на обстоятельства, при которых Хаменеи может хлебнуть из чаши.
В 1982 году, когда Иран получил военное преимущество над Ираком, появились разногласия в верхушке власти. Некоторые выступали за прекращение войны, пока Иран находится в позиции силы, другие убеждали аятоллу Хомейни, что Иран может достичь своей главной цели – полной победы и свержения Саддама Хуссейна – за счет военного превосходства. В 1988 году Хомейни согласился на перемирие с Ираком, когда Иран оказался в очень уязвимом положении.
Как говорит Рафсанджани, дефицит бюджета в Иране составил 51% и «остальные 49% были просто словами, а Центральный банк просто печатал деньги». Цена за иранскую нефть достигла своего самого низкого уровня – 5 долларов за баррель. Ежегодный доход от продажи нефти составлял лишь 7 млн. долларов США. Многие иранские политики осознали, что страна не сможет выиграть войну, но для того, чтобы прийти к такому заключению, потребовалось шесть лет.
Теперь, спустя двадцать четыре года, преимущества изменились, но аргумент остается тем же. Международная позиция Ирана ободрила противников компромисса, которые дают советы Хаменеи. Его позиция по отношению к США с 2003 года основывалась на простом уравнении: «Мы не пойдем на компромисс до тех пор, пока вы нам угрожаете». Санкции в отношении иранской нефти и банков усложнили эту доктрину. На церемонии вручения дипломов в Военной академии имени имама Али, состоявшейся в ноябре прошлого года, Хаменеи ясно сказал: «Мы угрожаем в ответ на ваши угрозы».

Взгляд из Тегерана
Санкции причиняют вред среднему классу Ирана и частному сектору, но уровень общего экономического благосостояния страны намного превышает экономику 1988 года. В 2011 году доходы от продажи нефти составили 100 млрд. долларов США. По оптимистическим оценкам Запада и США, в 2012 году в результате санкций уровень дохода сократится на 50%. Тем не менее, бюджет Ирана на 2012 год предусматривает 57 млрд. долларов США от продажи нефти по цене 85 долларов за баррель. 20 процентов доходов будут отложены, таким образом, бюджет страны рассчитан на 68 долларов за баррель нефти.
Несмотря на повторяющиеся угрозы о введении более жестких санкций и военных ударах, обеспокоенность Ирана является минимальной. Беспрецедентная региональная нестабильность, высокие цены на нефть вместе с ограниченными поставками и мировым финансовым кризисом повышает его способность противостоять внешнему давлению при помощи не западных стран.
Бескомпромиссные политики утверждают, что эти факторы, в конце концов, заставят США принять ядерную программу Ирана, отказаться от желания сменить режим и признать региональное влияние Ирана. Более прагматичные чиновники признают, что все эти факторы играют на пользу Ирану, но предостерегают, что Иран повторяет ошибку 1982 года, когда следовало максимизировать свои преимущества и положить конец войне с Ираком прежде, чем «нахлынула волна». Ответ Хаменеи таков: в отличие от 1982 года, на рассмотрение Ирана не представили стоящего предложения.
Эти внутренние споры зачастую проходят незамеченными за пределами Ирана. Тем не менее, они показывают важный принцип: Хаменеи не против переговоров, но он не глотнет из чаши с ядом без компенсации. Для Хаменеи испить из чаши означает добиться сделки при обстоятельствах, когда Иран не получит взамен практически ничего и при этом давление со стороны США усилится. Хаменеи является заключительным арбитром в Иране, но мысль о том, что он против переговоров, противоречит истории. Он идет на переговоры только тогда, когда это в интересах его режима.
Ввиду предстоящего раунда переговоров Вашингтону и Тегерану предстоит вновь проверить, возможен ли компромисс. До начала переговоров обе стороны воспользуются услугами СМИ в попытке усилить свои позиции. Уже озвучиваются различные концепции и требования: обогащение урана до 5- и 20-процентного уровня; послабление санкций; топливные обмены; принятие права Ирана на обогащение урана на его территории; ядерная фатва Хаменеи; завод «Фордо» в Коме; и беспрецедентные гарантии и инспекционные требования.

Путь вперед
Нет быстрого решения американо-иранского тупика. Существуют и взаимные интересы, и разногласия. Единственный способ мирного урегулирования вопроса – непрерывные переговоры в течение нескольких месяцев, а не дней или недель. Для этого США и Иран должны прийти к поэтапной, многоуровневой дипломатической стратегии за последующие шесть месяцев. Именно через этот долгий и сложный процесс жестокая правда и признание интересов ускорят процесс выбора со стороны обеих стран.
Начальная позиция Америки ясна: закрытие иранского завода «Фордо»; прекращение обогащение урана до 20%; вывоз из страны имеющегося запаса 20% урана. Для дипломатического разрешения этого кризиса США необходимо учесть политические, экономические стимулы, которые преследует Иран – и что необходимо будет выполнить любое решение.
Это не означает, что по каждому из этих направлений необходимо пойти на уступки. Только непрерывная дипломатия может определить, заинтересована ли Америка в решении иранских проблем. Но если интересы Ирана не будут учтены в процессе переговоров – а до сегодняшнего дня было именно так – Хаменеи посчитает процесс односторонним, все усилия будут обречены на провал, а верховный лидер утешит себя другим тезисом относительно Америки.

Реза Мараши, Али Реза Эшраги
«National Interest», 11 апреля 2012 года
Перевод –
«InoZpress.kg»

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Теги: Реза Мараши Али Реза Эшраги Иран аятолла Хаменеи
Другие материалы раздела:
Комментарии
рено


Публикации Авторов:

11.12.2018
Yu. Roks (NG)
Ожидаемый триумф Пашиняна состоялся

10.12.2018
"CA -news"
Страны Центральной Азии в глобальном индексе терроризма. Кыргызстан на 80-м месте

07.12.2018
V.Panfilova, NG
Ташкент уличил Киев в нечестной игре

03.12.2018
"Stanradar"
Атамбаев промахнулся: итоги первого года президентства Сооронбая Жээнбекова

30.11.2018
"Sputnik-TJ"
Миллиардер, политик, дипломат: чем занимаются дети президентов стран ЦА

30.11.2018
"EADaily"
«Газпром» подтвердил заинтересованность в закупках газа из Туркмении

30.11.2018
V.Polovinko (Novaya Gazeta)
Парламент хочет судить президента

29.11.2018
"Stanradar"
Источник в Администрации президента России: Чего Москва хочет от Бишкека?

27.11.2018
G.Mihaylov (Regnum)
Москва поддерживает действующего президента Кыргызстана: интервью с экспертом

27.11.2018
"Forbes.kz"
Как обострение отношений между Россией и Украиной скажется на Казахстане

27.11.2018
V.Panfilova (NG)
Ташкент готовится воевать, но неизвестно, против кого

26.11.2018
"Afghanistan.ru"
Засуха в Афганистане привела к сокращению объёма наркопроизводства

20.11.2018
V.Panfilova, NG
В Конгрессе США создан Кокус по Узбекистану

17.11.2018
K.Krivosheev, Ъ
В отношения Таджикистана и Узбекистана добавили энергии

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней