Центральная Азия глазами Китая
четверг, 6 октября 2011 г. 14:08:18
Тревоги Пекина о Центральной Азии

Когда китайцы изучают Центральную Азию, они видят регион, имеющий потенциал к долгосрочному экономическому росту, но подверженный краткосрочной политической нестабильности. Китайские чиновники и академики считают, что основной предпосылкой для процветания региона является уменьшение местных войн и терроризма. В особенности они обеспокоены тем, что недавние политические волнения в Ближнем Востоке могут распространиться в страны Центральной Азии - регион, который является высоким приоритетом для Пекина. Они сотрудничают с международным сообществом, в том числе с западными государствами, для снижения негативных последствий на Центральную Азию, которые представляют собой политические беспорядки в Ближнем Востоке, терроризм и наркоторговлю, связанную с Афганистаном.
Справочная информация. Всю прошлую неделю августа автор статьи проводил интервью и участвовал на круглых столах вместе с китайскими академиками и правительственными чиновниками, специализирующимися по Центральной Азии и Ближнему Востоку. Китайские эксперты и политики склонны рассматривать два этих региона вместе, возможно, ввиду их мусульманского населения и энергетических ресурсов. Но при этом китайские собеседники зачастую считают Центральную Азию более важным регионом, чем Ближний Восток, из-за его близости к Китаю, большей открытости, которую проявляют центрально-азиатские правительства в отношении прямых китайских инвестиций и других бизнес-предприятий в отличие от стран Ближнего Востока, где европейские и американские компании уже укрепили свои позиции, тем самым ограничив возможности Китая.
Китайские академики и политики, специализирующиеся по Ближнему Востоку, определили ряд социальных и экономических проблем, которые также спровоцировали там политические перевороты. Такими источниками нестабильности стали медленный экономический рост, вызвавший рост безработицы, широко распространенная безграмотность и бедность, недостаток возможностей получить образование, а также высокий уровень рождаемости, который привел к появлению отвергнутой молодежи. Помимо этого китайские специалисты считают, что причиной политических изменений стала масштабная коррупция, государственный контроль над национальными компаниями, огромный разрыв между богатыми и бедными слоями населения, а также большое количество бедных людей.
Как считают китайские аналитики, страны Центральной Азии также подвержены подобным политическим беспорядкам. Несмотря на символическую приверженность марксистской доктрине, мнения китайских экспертов по Центральной Азии об источниках нестабильности по большей части напоминают мнения экспертов из других стран. «После обретения независимости в странах Центральной Азии произошел быстрый экономический спад, и ухудшилась жизнь людей», - пишет один эксперт. «Всё это усугубляет социальные конфликты и угрожает социальной стабильности. Преступная деятельность вместе с коррупцией и отсутствием демократии стали рассадником для исламского экстремизма и терроризма».
В краткосрочной перспективе китайцы обеспокоены тем, что религиозные и другие отношения могут способствовать перемещению ближневосточного хаоса в страны Центральной Азии. Возрождение «Талибана» и других террористических группировок могут принять жесткую линию. Как считают китайские эксперты, усиление нестабильности в Центральной Азии негативно отразится на безопасности Китая, подвергнет опасности экономические интересы и, возможно, вызовет нестабильность в Синьцзяне, где проживают мусульмане-уйгуры.
Китайские тактики и эксперты имеют неоднозначное мнение по поводу масштабного военного присутствия НАТО и США в Центральной Азии. Многие китайские чиновники и академики выражают обеспокоенность по поводу долгосрочных амбиций Запада в этом регионе. Распространенное опасение заключается в том, что США пытаются сохранить военное присутствие в Центральной Азии как элемент политики сдерживания Азии, направленной против Китая. Американская авиабаза расположена в международном аэропорту Кыргызстана «Манас» в 200 милях от кыргызско-китайской границы, а военное сотрудничество Америки с Японией и Тайванем, усиливающиеся связи с Индией вызывают у китайцев опасения. Руководство Китая поддержало декларацию ШОС от 2005 года, которая призывает к тому, чтобы коалиционные силы установили сроки сокращения военного присутствия в Центральной Азии. Таким образом, китайцы открыто не бросили вызов военному присутствию Америки в Центральной Азии, однако их опасения могут усилиться, если вывод войск США и НАТО из Афганистана не будет сопровождаться соответствующим выводом западных войск из Центральной Азии.
Всё же, хотя большинство китайских стратегов хотят ухода американских войск из Афганистана, они боятся, что запланированный на 2014 год вывод войск может оказаться преждевременным. Распространилось такое мнение, что американцы заварили эту кашу, а теперь «расхлебывать» ее придется другим. Многие китайские эксперты боятся того, что полный вывод НАТО из Центральной Азии может спровоцировать региональную нестабильность и терроризм. Они видят некоторые преимущества в том, что США активно участвуют в подавлении терроризма в Центральной Азии. Китайские аналитики признают, что за последние 10 лет США и другие иностранные государства помогли подавить «Талибан», «Аль-Каиду» и другие террористические движения, которые время от времени пытались свергнуть режимы Центральной Азии и оказывали поддержку уйгурским боевикам, стремившимся к независимости Синьцзяна. Они также сомневаются в том, что Китай сможет справиться с последствиями полного и быстрого выхода США из региона. Выход Америки из Афганистана в начале 1990 гг. ослабил региональную стабильность, частично за счет Пекина.
В Китае также опасаются того, что вывод войск США и НАТО может подвергнуть риску китайские инвестиции в Афганистане, т.е. они могут стать объектом нападения со стороны «Талибана» и других экстремистских, преступных группировок. Посредством нескольких крупных сделок Китай быстро стал ведущим иностранным инвестором в Афганистане. Усиление регионального терроризма и нестабильности также может нарушить поставки нефти и природного газа из стран Центральной Азии в Китай. Китай считает эти маршруты очень важными, поскольку они следуют не из Ближнего Востока и не через морские пути. Укрепление экономических связей с Центральной Азией и Афганистаном оказались очень полезными для Синьцзяна, который граничит с некоторыми центрально-азиатскими странами. Пекин стремится повысить уровень жизни в Синьцзяне, чтобы снять там этническую напряженность, особенно среди уйгуров, считающих себя ущербными в Китае.
Америка также великодушно поддержала Пакистан - ближайшего союзника Пекина в Центральной и Южной Азии - предоставив ему миллиарды долларов в качестве экономической и военной помощи. Размер этой помощи значительно превысил сумму, которую предоставил Пакистану Китай. Вывод американских войск лишит пакистанцев больших денег, которые они получают за поставку грузов из южного пакистанского порта Карачи для войск США и НАТО в Афганистане. Также может сократиться размер другой американской помощи в Пакистан, как это случилось после вывода советских войск из Афганистана в конце 1980 гг. Защищая Пакистан от критики Запада, руководство Китая продолжает убеждать Пакистан сотрудничать с НАТО в Афганистане, несмотря на напряженность в отношениях между США и Пакистаном ввиду убийства Осамы бин Ладена в Пакистане и ряд других вопросов.

Выводы
Чтобы компенсировать отсутствие НАТО в Афганистане, многие китайские чиновники и эксперты хотят, чтобы Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС) играла более значимую, но не исключительную роль в стабилизации Центральной Азии. Они предложили различные механизмы для усиления сотрудничества между ШОС и НАТО, ШОС и США, что поможет западным правительствам привыкнуть к мысли о том, что ШОС будет играть одну из важных ролей в обеспечении региональной безопасности. Эти механизмы включают в себя обмен офицерами, присутствие наблюдателей от ШОС и НАТО на военных учениях, проведение совместных военных учений, расширение существующих двусторонних действий.
Еще одно предложение состоит в том, чтобы установить структуру внешнего диалога ШОС, которая для начала может быть сосредоточена на вопросах по борьбе с терроризмом. В зависимости от интереса Запада и других факторов, такой институт мог бы включать в себя ШОС плюс США, ШОС плюс НАТО или даже ШОС плюс НАТО, ЕС, Япония и другие партнеры. Последний вариант напомнил бы региональный форум Ассоциации Государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), который позволил бы остальным странам участвовать в мероприятиях АСЕАН по решению общих проблем.
Об авторе. Ричард Вайц – старший аналитик и директор Центра военно-политического анализа в Университете Хадсона. Он является автором многих работ, среди которых «Kazakhstan and the New International Politics of Eurasia» («Казахстан и новая международная политика Евразии»).

Ричард Вайц
«CACI Analyst», 21 сентября 2011 года
Перевод –
«InoZpress.kg»

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Теги: Ричард Вайц Китай Центральная Азия эксперты
Другие материалы раздела:
Комментарии
авто бишкек


Публикации Авторов:

13.11.2019
"EADaily"
Узбекистан покинул тройку мировых лидеров по экспорту хурмы

11.11.2019
"RIA Novosti"
Эксперты рассказали о взаимодействии России и Китая в Азии

11.11.2019
"TASS"
Макрон заявил о готовности решать проблемы Центральной Азии со всеми странами региона

11.11.2019
"Haqqin.az"
Резиденция президента Казахстана осталась без света

06.11.2019
"Haqqin.az"
Таджикистан задумал передать Узбекистану территорию с золотом

01.11.2019
"LSM.kz"
Казахстан поставил ультиматум странам ЕАЭС

01.11.2019
V.Panfilova, NG
Пекин осваивает Горный Бадахшан

30.10.2019
J.Lillis, EN
Кто же все-таки лидер нации в Казахстане?

24.10.2019
K.Karabekov, Ъ
Дело экс-президента Кыргызстана рассмотрят конституционно

24.10.2019
"Nezavisimaya gazeta"
Туркменский газопровод берут под охрану афганские военные

23.10.2019
V.Panfilova, NG
Назарбаев возвращает свои полномочия

18.10.2019
A.Saruar (LSM.kz)
Казахстан проиграл всем странам ЕАЭС во взаимной торговле

16.10.2019
"CentrAsia"
Вернут ли Жээнбеков и Трамп американскую военную базу в Кыргызстан?

15.10.2019
V.Panfilova, NG
Назарбаев убеждает, что в Казахстане лишь один президент

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней