Китай незаметно меняет свою валютную политику
четверг, 25 августа 2011 г. 13:35:26
Новая валютная политика Китая

Правительство Китая, возможно, в предстоящие месяцы позволит повысить обменный курс доллара и юаня намного быстрее, чем в прошлом году. Обменный курс был фактически заморожен во время финансового кризиса, но власти страны позволили поднять курс с лета 2010 года. За прошедшие 12 месяцев юань укрепился на 6% по отношению к американскому доллару.
Более быстрое повышение обменного курса «доллар-юань» сократит экспорт Китая и повысит его импорт. Оно также позволит другим азиатским странам повысить ценность своей валюты или расширить экспорт за счет китайских производителей. Это, возможно, понравилось бы соседям Китая, однако не понравится китайским производителям. Зачем же Китаю сознательно идти на быстрое повышение ценности своей валюты?
Есть две основные причины тому, почему китайское правительство может выбрать такую политику: сокращение портфельного риска и сдерживание внутренней инфляции.
Подумайте: во-первых, власти страны обеспокоены рисками, которые представляют собой иностранные ценные бумаги. Существующий портфель ценных бумаг стоимостью в 3 трлн. долларов США в виде облигаций и других ценных бумаг представляет собой два явных риска: инфляция в США и Европе, а также быстрая девальвация доллара по отношению к евро и другим валютам.
Инфляция в США или Европе сократит покупательскую ценность долларовых или еврооблигаций. У китайцев все еще будет много долларов или евро, однако на эти доллары и евро можно будет купить уже меньше товаров на мировом рынке.
Даже если бы не было повышения уровня инфляции, резкое падение ценности доллара по соотношению к евро и другим иностранным валютам снизило бы его покупательскую способность в приобретении европейских или других товаров. Китайцы могут вполне обоснованно волноваться об этом после падения ценности доллара на 10% по отношению к евро за прошлый год – и существенно больше по отношению к другим валютам.
Единственным способом Китая по сокращению этих рисков является сокращение численности ценных бумаг в иностранной валюте, которыми владеет Китай. Но Китай не может сократить объем таких бумаг, поскольку в стране имеется огромный профицит счета текущих операций. На протяжении последних 12 месяцев профицит счета текущих операций составил почти 300 млрд. долларов США, которые должны дополнить существующий портфель ценных бумаг, выраженный в долларах, евро и других иностранных валютах.
Вторая причина, по которой политические лидеры Китая могут позволить повысить курс юаня – это сокращение собственного внутреннего уровня инфляции. Более сильный юань снижает стоимость импортируемых товаров для китайских потребителей и китайский компаний. Баррель нефти может все еще стоить 90 долларов, однако 10% повышение курса «юань-доллар» снижает цену юаня на 10%.
Сокращение стоимости импорта очень важно, поскольку Китай ввозит широкий спектр потребительских товаров, оборудования и сырьевых товаров. Общий ежегодный импорт в Китае составляет 1,4 трлн. долларов США, или почти 40% от ВВП.
Более сильный юань также может уменьшить давление на спрос более масштабно и более эффективно, чем политика повышения процентных ставок. В будущем это может быть намного важнее, поскольку Китай осуществляет свой план по усилению внутреннего расходования, особенно повышения расходов китайских семей. Основная цель недавно представленного двенадцатого пятилетнего плана – повысить доход семей и потребительское расходование.
Сочетание роста расходов населения и существующего уровня экспорта может привести к активизации производственного процесса и деформативности, что в свою очередь приведет к более быстрому росту цен на товары отечественного производства. Чтобы повысить расходы населения, требуется сократить уровень экспорта через повышение ценности валюты.
Если оглянуться на прошлый год, 6% повышение обменного курса «юань-доллар» может преуменьшить относительное повышение стоимости китайских товаров, предназначенных для американских покупателей, ввиду различий показателей инфляции в обеих странах. За прошедший год цены на китайские потребительские товары возросли на 6,5%, тогда как потребительские цены в США возросли лишь на 3,5%. Различие на три процентных показателя подразумевает, что «реальный» обменный курс «юань-доллар» вырос на 9% за последний год (6% - номинальная оценка плюс 3-х процентное различие в инфляции).
Хотя это и есть то, как правительства высчитывают реальные изменения обменного курса, несомненно преувеличено относительное изменение в ценах на товары, которые американцы приобретают у Китая, поскольку инфляция в Китае была вызвана в основном повышением цен на жилье, местные овощи и другие неторговые товары. Цены на китайские товары в юанях, которые экспортируются в США, возможно, вовсе не повышались.
Обменный курс «юань-доллар» - несомненно, только одна часть истории, которая движет торговой конкурентоспособностью Китая. В то время, как юань повысился по отношению к доллару, доллар упал в отношении других главных валют. 10% снижение доллара к евро за последние 12 месяцев предполагает, что ценность юаня фактически сократилась на 4% по отношению к евро. Швейцарский франк вырос на более 40% по отношению к доллару – и следовательно, на более чем 30% по отношению к юаню. Если рассмотреть полный спектр стран, с которыми Китай имеет торговые отношения, можно сказать, что общая ценность юаня, вероятно, упала за последний год.
Доллар, вероятно, продолжит падать по отношению к евро и другим валютам в последующие несколько лет. В результате китайцы смогут позволить существенно повысить юань по отношению к доллару, если они хотят повысить общую ценность для того, чтобы сократить портфельный риск и обуздать давление инфляции.

Мартин Фельдштейн
«Project Syndicate», 23 августа 2011 года
Перевод –
«InoZpress.kg»

facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Теги: Мартин Фельдштейн
Другие материалы раздела:
Комментарии
колеса


Публикации Авторов:

25.05.2017
"NSN.fm"
В Институте стран СНГ назвали варианты передачи власти в Казахстане

24.05.2017
V.Panfilova (NG)
В Кыргызстане переносят дату выборов

22.05.2017
E.Ivashenko (Ferghana)
Аскат Алиев: «Кыргызские мигранты боятся обращаться в полицию»

22.05.2017
"Afghanistan"
Джафар Махдави: США собираются присутствовать в Афганистане десятки лет

22.05.2017
E.Korotkova (News-Asia)
Марс Сариев : «Центральноазиатский регион еще возможно «сшить»»

19.05.2017
E.Stashkina (News-Asia)
Президентом России может стать эмигрантка из Таджикистана

19.05.2017
"East Time"
В Центральной Азии может появиться единая энергосистема

18.05.2017
V.Panfilova (NG)
Брюссель заинтересовался строительством Рогунской ГЭС

18.05.2017
"Caravan.kz"
В капшагайских казино проигрывают от 100 тысяч до 13 миллионов долларов - откровения завсегдатая

16.05.2017
"Afghanistan.ru"
Китай построит железную дорогу между Афганистаном и странами Центральной Азии

16.05.2017
G.Mirzayan (RIA)
Новый китайский папа: Пекин собирается стать ведущей силой в Евразии

16.05.2017
V.Panfilova (NG)
Китайская финансовая петля затягивается на Бишкеке

15.05.2017
V.Panfilova (NG)
Бердымухамедов отправил за решетку пятьдесят чиновников

14.05.2017
"RIA Novosti"
Бойкот? Индия не прислала делегацию на форум "Один пояс — один путь"

Все материалы раздела