"Stratfor": Новое в Уотергейтском скандале и кризис в журналистике
вторник, 23 декабря 2008 г. 0:00:00

СМЕРТЬ «ГЛУБОКОЙ ГЛОТКИ» И КРИЗИС ЖУРНАЛИСТИКИ

На прошлой неделе в возрасте 95 лет умер Марк Фелт. Для тех, кто не знаком с его именем, Фелт был «глубокой глоткой» - знаменитостью Уотергейтского скандала. Именно Фелт предоставил Бобу Вудворду и Карлу Бернстайну из «Washington Post» утечку информации о том, что произошло, как это произошло и где искать дополнительные доказательства в укрывательстве, в незаконном вторжении, а также о финансовых махинациях Администрации президента Никсона. Разоблачение Уотергейтского дела Вудвордом и Бернстайном стало важнейшим событием в журналистике, и их нежелание раскрыть личность Фелта до тех пор, пока он не сделал этого сам три года назад, рассматривалось как символика незыблемых моральных устоев, требуемых от журналистов.

На самом деле, выявление того, кем был Фелт, подняло серьезные вопросы относительно хороших манер Вудворда и Бернстайна, фактическую цену которых  мы платим за журналистскую этику, и как много лет мы не знали о критическом значении Уотергейтского кризиса. В то время, когда газеты находятся в финансовом кризисе, и журналистика сталкивается с серьезными экзистенциональными проблемами, Уотергейт всегда являлся символом того, что значит журналистика для демократии, представляя правду, которую другие не хотят раскрывать. Существует правда относительно видения журналистики, но также существует и глубокая двойственность, все это строится вокруг роли Фелта. Поэтому это не экскурсия в древнюю историю, а рассмотрение двух вещей. Первое – как журналисты становятся инструментом различных фракций в политических спорах. Второе – отношение между органами безопасности,  разведки и правительствами в демократическом обществе.

Уотергейтское дело было «незаконным проникновением» в штаб демократического национального комитета в Вашингтоне. Взлом производила группа бывших оперативных сотрудников ЦРУ под контролем лиц, связанных с Белым Домом. Никогда не было доказано, что тогдашний президент США Ричард Никсон знал о взломе, но мы с трудом представляем себе, что он не знал. В любом случае, суть проблемы стоит выше этого взлома. Она ведет к укрывательству взлома, и что намного важнее, к вопросам о деньгах, которые выделялись для взлома и на другие деяния. Многочисленные помощники, включая генерального прокурора США, были заключены в тюрьму. Вудворд и Бернстайн и их газета «The Washington Post» настойчиво освещали историю с лета 1972 года вплоть до отставки Никсона. Этот эпизод стал одним из лучших моментов в истории журналистики. Возможно, это и так, но мы не можем дать заключения до тех пор, пока не рассмотрим личность «глубокой глотки» поподробнее.

Пересмотр личности «глубокой глотки»

В мае 1972 года Марк Фелт был заместителем помощника директора ФБР (третий человек в иерархии ФБР), когда умер давний директор ФБР Эдгар Гувер. После смерти Гувера Фелт стал вторым лицом после Клайда Толсона, заместителя и лучшего друга Гувера, который на тот момент имел проблемы со здоровьем. Спустя несколько дней после смерти Гувера, Толсон ушел из ФБР.

Ожидалось, что Фелт будет назван преемником Гувера, но Никсон пропустил его и назначил на пост директора ФБР Патрика Грея. Выбирая Грея, Никсон достиг ФБР впервые за 48 лет с момента ухода Гувера. Но когда как Грей был формальным действующим директором, Сенат так и не утвердил его кандидатуру, и как аутсайдер он никогда не обладал настоящим контролем в ФБР. В практическом аспекте, Фелт руководил ФБР с момента тайного проникновения в Уотергейт в августе 1972 года до июня 1973 г.

Мотивами Никсона, по которым он назначил именно Грея – было естественно желание увеличить контроль над ФБР, но некоторые президенты до него хотела сделать это тоже, включая Джона Ф.Кеннеди и Линдона Джонса. Оба этих президента хотели отставки Гувера, но они боялись делать это: он знал слишком много. В Вашингтоне, как и в любой другой столице, знание о слабых местах властных людей само по себе является силой – и Гувер знал о слабых сторонах каждого. Также он был полезен власти, увеличивая свою повсеместную ценность и его знание об уязвимости чиновников.

Смерть Гувера достигла того, чего не смогли сделать Кеннеди и Джонсон. Никсон не собирался позволить ФБР продолжать работу в качестве закрытой организации, которая не подчиняется контролю ни со стороны президента, ни с чьей-либо еще. Таким образом, идея о назначении Марка Фелта, человека полностью лояльного к Гуверу и его наследию, на пост директора ФБР, стало бы возвращением к прошлому, чего не хотел Никсон.

Фелт рассматривал выбор Грея как нежелательную политизацию ФБР (взятие под личный контроль президента), как атака на традиции, установленные Гувером и оскорбление его памяти, а также сильное личное разочарование. Так, Фелт был возмущенным сотрудником высокого ранга. Помимо этого он являлся старшим сотрудником в организации, которая традиционно защищала его интересы предсказуемыми способами. (К тому времени, фактически являясь вторым лицом в ФБР, Фелт эффективно контролировал агентство, возглавляемое неопытным Греем, имевшим еще и статус аутсайдера). ФБР определял своих врагов, затем получал максимальную информацию об их правонарушениях через каналы утечки, которые были разработаны для их уничтожения. Тщательно скрывая источник информации, ФБР наблюдало за крахом жертвы – которая обычно была виновата в преступлении. Фелт, который позднее сам был признан виновным и помилован в незаконном перехвате телефонных разговоров и взломов, не был почти столь же потрясен деяниями Никсона, как решением Никсона оставить его (Фелта) в ФБР. Он просто привел схему игры Гувера в действие.

Вудворд и Бернстайн в то время работали в отделе городских новостей газеты «Washington Post». Они были молоды (29 и 28), неопытными и голодными. Мы не знаем, почему Фелт решил использовать их в качестве провода для утечки (информации), но мы можем предположить, что Фелт рассматривал эти три персонажа – так же как и газету с достаточной серьезностью, чтобы обратить внимание. Фелт очевидно знал, что двум журналистам дали задание провести журналистское расследование двух краж, и он решил «слить» то, что, по его мнению, привело бы их туда, куда он хочет. Он использовал свои знания проводника, и таким образом, контролировал их расследование.

Систематический шпионаж за президентом

А сейчас мы подошли к главному моменту. Фелту, который направлял и контролировал расследование двух молодых репортеров, необходимо было пойти еще дальше и узнать о том, что делает Белый Дом. Он, возможно, не мог узнать это через свое личное расследование. Он знал о многих людях, многих операциях, о деньгах в разных местах, поскольку это было результатом его хобби. Единственным способом получения подобной информации был бы шпионаж ФБР за Белым Домом, за Комитетом по переизбранию президента и за всеми другими элементами, вовлеченными в Уотергейт. Фелт не просто кормил информацией Вудварда и Бернстайна, он использовал продукт разведки, происходящий от отдела ФБР по созданию освещения в «Washington Post».

Вместо того, чтобы передать всю ту информацию, которой он владел профессиональным прокурорам в Министерстве юстиции – или если он не доверял им, юридическому комитету палаты представителей конгресса США, который занимался расследованием президентских правонарушений – Фелт предпочел «сливать» информацию в газету. Он был уверен или знал, что редактор газеты Бен Бредли позволит Вудворду и Бернстайну играть роль, которую выбрал для них Фелт. Вудворд, Бернстайн и Бредли знали, кто скрывается за прозвищем «глубокая глотка». Они сотрудничали с действующим главой ФБР для того, чтобы уничтожить Никсона, а затем защитить Фелта и ФБР до тех пор, пока Фелт не выступит вперед.

С нашей точки зрения, Никсон был виновен в больших преступлениях, нежели в тех, которые были когда-то доказаны. Тем не менее, эта история имеет и обратную сторону. ФБР осуществляло шпионаж за президентом США не для позднего преследования Никсона за определенное правонарушение (шпионаж начался раньше взлома), но для того, чтобы увеличить контроль ФБР над Никсоном. Вудворд, Бернстайн и прежде всего Бредли знали о том, что происходит. Вудворд и Бернстайн возможно были молодыми и наивными, но Бредли был старым игроком газеты, который знал, кто такой Фелт, знал сценарий ФБР и понимал, что Фелт не смог бы «сыграть свою партию» без целенаправленных действий ФБР против президента. Бредли отлично знал, что Вудворд и Бернстайн не разрушали историю, но питались с ложечки их господина. Он (Бредли) знал, что президент США независимо от того, виновен он или нет, будет уничтожен обманутым наследником Гувера.

Это были чрезвычайно важные новости. «Washington Post» решила не сообщать об этом. История «глубокой глотки» была широко известна, но кто скрывался за этим прозвищем, никто не знал. Это не был одинокий доносчик, которого защищала храбрая газета; скорее газета была использована ФБР против президента, и газета прекрасно знала, что ее используют против президента. Защита «глубокой глотки» скрывала не только личность, но и историческую роль ФБР в уничтожении Никсона.

Опять таки, вина Никсона не рассматривается. И в качестве аргумента можно привести то, что когда Джон Митчелл возглавлял Министерство юстиции, Фелт думал, что пройти через каналы было невозможно (хотя ФБР запугивало Митчелла больше, чем он ФБР). Но остается факт, что «глубокая глотка» был наиболее вероятным преемником Гувера – человека, который не нарушал закон в проведении скрытых операций – и «глубокая глотка» открыто привлекал ресурсы ФБР, ресурсы, которые работали перед смертью Гувера и продолжали действовать после нее.


Похоронить историю для того, чтобы получить ее

До тех пор пока Фелт не раскрыл свою личность в 2005 году, мало того, что эта информация была неизвестна, «Washington Post» защищал ее. Следует признать, что газета оказалась в затруднительном положении. Без помощи Фелта она не получила бы историю. Но Фелт поставил условия, согласно которым основная часть этой истории не должна была быть рассказана. «Washington Post» создала моралите о том, как неконтролируемое правительство заставило подчиниться себе двух молодых журналистов и храбрую газету. Но в действительности, все было иначе. Более того, это было именно ФБР, которое использовало газету для «утечки информации» с целью уничтожения президента, и «Washington Post» охотно служила «каналом» этой информации, скрывая личность «глубокой глотки».

Журналисты праздновали роль газеты в свержении президента поколениями. Даже после раскрытия личности «глубокой глотки» в 2005 году, не было никакой переоценки ценностей упущений исторического отчета. Не поняв роли, которую сыграл Фелт и ФБР в свержении Никсона, нельзя полностью понять Уотергейтское дело. Вудворд, Бернстайн и Бредли по своему желанию были использованы Фелтом против Никсона. Все трое признавали секретный источник, но они не говорили о том, что секретный источник был из ФБР. Они не раскрывали то, что ФБР передавало результаты слежки в Белом Доме. Они не раскрыли того, что явилось причиной падения Никсона. Они приняли почести, но не раскрыли чрезвычайно важного факта, возвышая свою роль в этом эпизоде, искажая фактическую динамику падения Никсона.

Являясь свидетелями отсутствия широко распространенного повторного рассмотрения действий «Washington Post» во время Уотергейтского дела спустя три года после выявления личности Фелта, пресса в Вашингтоне продолжает служить «каналом» утечек секретной информации. Они публикуют информацию, скрывая личности «доносчиков», а потому и их мотивы. Вместо того, чтобы стать местом для нейтральной подачи информации, журналистика, таким образом,  становится ареной для политических игр. Что, вероятно, происходит, это то, что предприимчивая журналистика фактически является симбиотическим отношением между журналистами и правительственными фракциями. Это может быть лучшая тропинка, которую имеют журналисты для получения секретов, но она создает частичный отчет событий – особенно когда происхождение утечки часто намного важнее для публики, нежели сама утечка.

 Случай с Фелтом является частью продолжающейся истории, где журналисты гарантируют анонимность источников информации, позволяют доносчикам контролировать новостной процесс. Защита личности «глубокой глотки» была препятствием для того, чтобы понять полную динамику Уотергейтского скандала. Мы не знали, что «глубокая глотка» управлял ФБР, не знали, что ФБР проводило наблюдение за Белым Домом, и мы не знали, что Уотергейтский скандал появился не посредством предприимчивой журналистики, а потому, что Фелт выбрал Вудворда и Бернстайна в качестве своего инструмента для свержения Никсона. И мы не знали, что редактор газеты допустил это. Мы имеем довольно искаженную картину о ситуации, такую же искаженную как предположение о том, что Боб Вудворд похож на Роберта Редфорда.

Отыскать правду из событий, содержащих секрет, всегда сложно, поскольку мы знаем все очень хорошо. Нет никакого простого решения этой задачи. Со стороны разведки, мы мечтаем о высокопоставленном источнике, который раскроет нам важную информацию. Но мы также знаем, что предоставленная информация является только началом истории. Остальная часть истории – это мотивация источника, и часто это мотивация намного важнее, чем представленная информация. Понять мотивацию источника важно и для разведки, и для журналистики. В данном случае скрытие источника информации вобрало в себя все – и критику – величину скандала, скрываемого так долго. Независимо от того, какие преступления совершил Никсон, ФБР шпионило за президентом и «сливало» всю информацию в «Washington Post» только для того, чтобы уничтожить его. Редактор газеты знал об этом, так же как Вудвард и Бернстайн. Мы не завидуем им за их почести и награды, но было бы полезно знать, кто «вручил» им эту историю. В любом случае, эта история так же интересна, как и обо всех президентах.

Джордж Фридмэн

 «Стратфор»,  

ПереводZpress.kg


facebook    Twitter    Twitter    Twitter
Другие материалы раздела:
Комментарии
куплю машины в киргизии


Публикации Авторов:

13.11.2019
"EADaily"
Узбекистан покинул тройку мировых лидеров по экспорту хурмы

11.11.2019
"RIA Novosti"
Эксперты рассказали о взаимодействии России и Китая в Азии

11.11.2019
"TASS"
Макрон заявил о готовности решать проблемы Центральной Азии со всеми странами региона

11.11.2019
"Haqqin.az"
Резиденция президента Казахстана осталась без света

06.11.2019
"Haqqin.az"
Таджикистан задумал передать Узбекистану территорию с золотом

01.11.2019
"LSM.kz"
Казахстан поставил ультиматум странам ЕАЭС

01.11.2019
V.Panfilova, NG
Пекин осваивает Горный Бадахшан

30.10.2019
J.Lillis, EN
Кто же все-таки лидер нации в Казахстане?

24.10.2019
K.Karabekov, Ъ
Дело экс-президента Кыргызстана рассмотрят конституционно

24.10.2019
"Nezavisimaya gazeta"
Туркменский газопровод берут под охрану афганские военные

23.10.2019
V.Panfilova, NG
Назарбаев возвращает свои полномочия

18.10.2019
A.Saruar (LSM.kz)
Казахстан проиграл всем странам ЕАЭС во взаимной торговле

16.10.2019
"CentrAsia"
Вернут ли Жээнбеков и Трамп американскую военную базу в Кыргызстан?

15.10.2019
V.Panfilova, NG
Назарбаев убеждает, что в Казахстане лишь один президент

Все материалы раздела

Самые комментируемые

Комментариев еще нет За послед. 7 дней